Максим Галкин рассуждает о здоровье и спорте, навещает телевизионные шоу о здоровье, разбирает тексты песен и сам поет. Гости программы — Вячеслав Фетисов, Егор Крид и Елена Ваенга.

Похожее видео

Максим Галкин приготовил особый выпуск ко Дню защиты детей. Он рассуждает о роли отцов, снимает сюжет для «Ералаша», поет и принимает у себя финалистов шоу «Голос.Дети». Кроме них в гости к Максиму Галкину пришли Вера Брежнева, Борис Грачевский, Юлия Волкова, Наталья Ионова, Ольга Кузьмина и Владимир Сычев.

Похожее видео

Не в целях польстить Максиму… А впрочем, и не без этого — на съемках «МаксимМаксима» он похож на генерала перед сражением. Десятки людей ждут команды, а он, с микрофоном вместо жезла, отдает команды, расставляет гостей, отчитывает звукорежиссера, что-то подсказывает оркестру… За ним, торопясь и не успевая, бегает по многоэтажным декорациям гример. Операторы ловят кадр, а авторская группа едва успевает за импровизациями босса. Максим Галкин тут и главная звезда, и основа шоу, и основной автор… Впрочем, зрителям кухня не так интересна. Им важно, чтобы смешно было.

 

Программа-конструктор

— Максим, ты доволен своим шоу?

— У меня самые замечательные чувства. Это программа, которая выражает меня. Я же не являюсь просто ведущим программы. Я ее придумываю вместе с замечательными авторами — Антоном Борисовым и Игорем Меерсоном. У них команда «Люди». Мы получаем удовольствие от процесса придумывания, от съемок, от реализации, креативим. Шоу — развивающийся организм. Они пишут тексты. Я в чем-то импровизирую. Что-то получается лучше, что-то хуже. Монтируем. Это выходит в эфир. Придумываем новое. Эта программа — настоящий конструктор, но мы получаем удовольствие от этого строительства. И, если бы я чем-то не был удовлетворен, зритель бы этого не увидел.

— На ТВ не принято запускаться в мае, перед летом. Цель — обкатать шоу к осени?

— Мы выпустились тогда, когда почувствовали, что готовы. У нас есть замечательная возможность — воспользоваться перерывом на лето, чтобы что-то додумать, переделать.

— Тебе удалось найти для себя новые амплуа в этой программе?

— Программа в принципе неформатная, кроме рубрики в машине, которую мы лицензировали у американцев. Есть отголоски разных шоу, но это все придумано с нуля либо мною, либо мною и авторами. Тут другого пути нет. Шоу абсолютно новое для меня. Я пришел к тому, к чему хотел всегда прийти. Иметь возможность абсолютной свободы фантазирования на тему телевидения и юмора. Аналогов этого шоу нет. Я сейчас говорю и об уровне, и о количестве придумок, и о вовлечении в эфир разных сил. Это программа, которая должна развиваться и работать на длинную дистанцию. Совсем не тот вариант, когда я выходил с «Вечерами» и на Первом канале, и на канале «Россия». Тогда это всегда были спецпроекты. У них другие законы. А теперь у меня программа-настроение, программа-импровизация. Она в чем-то сиюминутная, а в чем-то может пересматриваться сколько угодно и потом.

— Уже в первой программе было огромное количество звезд. Если такой темп держать, звездные гости скоро закончатся.

— Количество звезд, которых можно пригласить на программу, всегда ограничено. Если у тебя программа регулярная, то могут возникнуть сложности. Но плюс этого шоу в том, что здесь можно все. Можно придумывать разные рубрики, те же гости могут приходить в другом амплуа. С ними можно говорить шутливо и серьезно, петь и разыгрывать скетчи. Это не шоу, где все построено на интервью. Я здесь раскрываюсь с актерской точки зрения, с точки зрения придумок, стеба, стендапа, юмора.

«Формат — это я!»

МаксимМаксим, шоу, Дибровы, Галкин

ДЛЯ СЪЕМОК ШОУ В НАСТОЯЩИЙ ЗАМОК ПРИЕЗЖАЛА И СЕМЬЯ ДИБРОВЫХ… ФОТО: INSTAGRAM.COM

— Создавать формат с нуля — адская работа. Сколько программ нужно, чтобы нащупать его окончательно?

— Формат этой программы — это я. Другого формата не будет. Это я, может быть, со своими ошибками, с достоинствами и недостатками. Поэтому она и называется «МаксимМаксим». Я приглашаю людей в свой дом — это в том числе и метафора. Я приглашаю в ближний круг, в свое мировоззрение. Это те люди, которые мне по душе, с которыми мне интересно общаться. Мне будет обидно, если формат устаканится. Я хочу, чтобы он изменялся, но чтобы каждая ступень изменений была интересна для зрителей. Но главное, чтобы это было мне интересно. Впервые за долгие годы я получаю удовольствие на всех этапах. Потому что я не обслуживаю чей-то формат или идею, а что-то придумываю заново. Это не Олимпийские игры для меня. Это как жизнь. Я выражаю себя. Быть понятым или непонятым — это естественное следствие самовыражения.

Над собой могу стебаться сколько угодно!

— Самоирония тебе легко дается?

— Я над собой могу сколько угодно стебаться, если это не будет слишком навязчиво. Мне это нравится. Мне близок англосаксонский юмор, где считается, что, если ты не можешь посмеяться над собой, ты немножко странноватый человек.

— Как долго можно эксплуатировать зрительский интерес к твоему замку, к легенде, которая создалась вокруг твоей семьи?

— Я перед зрителями честен. Я живу в замке. Если я говорю, что ко мне приходят гости, то они приходят в атмосферу замка. Я ничего не придумываю. Это как в случае с «Семейкой Осборнов» — шоу шло в Америке с большим успехом. У меня камеры будут приходить в замок. Я веду экскурсию. Я иронизирую над собой. Это прекрасно сочетается с тем, что мне нравится мой дом, с тем, что я сообразно своим фантазиям его построил. Это не умаляет моего отношения к моему жилищу, к нашему с Аллой замку. Но и не мешает смеяться. Многие считают меня чудаком. Но Толстые еще при царе там же замок построили в средневековом стиле. Не один я такой. И если бы у меня не было замка, пришлось бы придумывать, какой будет студия. А так мне придумывать ничего не надо. Я и дом строю, чтобы мне было не скучно, и программу делаю, чтобы мне было не скучно. В первую очередь — мне. Во вторую очередь — людям, чьим мнением я дорожу. И в третью очередь — я очень надеюсь, что у меня есть единомышленники, люди с похожими вкусами, с такой же страстью к самоиронии, которые тоже увидят это. Но если завтра мне захочется чего-то другого, я честно в этом признаюсь. Надоело снимать в замке, давайте снимать на фабрике. Главное, чтобы это было здорово, весело, интересно, не похоже ни на что.

— Максим, ну невозможно сейчас делать проект, не думая про аудиторию! Не рассчитывая, как ее можно расширить.

— Это не мой путь. Это путь прагматический. Я никогда не задумывался, как бы мне так пошутить, чтобы и молодежь пришла, и люди старшего поколения. Это ж как дышать. Я люблю посмеяться, изобразить кого-то, схохмить. Дышу тем же воздухом, что и остальные люди. Смотрю то же телевидение. Смеюсь только над тем, что задевает меня. Я в 90-х годах вдруг понял, что это и еще кого-то волнует. И стал на ощупь идти по этой дороге. Все время сверяю свои часы со зрителями, которые приходят на мои концерты. Есть рейтинги. На данный момент это была самая рейтинговая программа в субботу. С наибольшей долей телесмотрения. Значит, что-то угадали. На это я могу ориентироваться. Мне звонят, пишут разные люди. Зацепило — здорово.

«Уважаю мнение своих детей»

галкин, пугачева, киркоров, дети

«С ПОЯВЛЕНИЕМ ДЕТЕЙ Я СТАЛ КО МНОГОМУ ПО-ДРУГОМУ ОТНОСИТЬСЯ», — ГОВОРИТ МАКСИМ. ФОТО: INSTAGRAM.COM

— Я не представляю, как можно к себе домой кого-то пустить… Интимное пространство, свой мир…

— Ну я же не вожу никого в спальню и не показываю свой туалет. Ты же приглашаешь гостей в свой дом? Моя семья всегда жила с открытыми дверьми. Я приглашаю гостей. Телевизионщики, камеры, телезрители — люди, которые мне близки. И у меня нет порога, который я переступаю, чтобы это сделать. Мой зритель воспринимает меня как человека близкого. Те, кому нравится то, что я делаю, включают телевизор, воспринимают меня как члена семьи. Получается, я пригласил к себе своих родственников, друзей.

Те, кто смотрит мое шоу, — воспринимает меня как члена семьи

— Алла Борисовна высказала мнение по поводу первой программы?

— Она хохотала до слез. И не только она, но и мои домашние. Домоправительница наша Оксана. Они вдвоем хохотали! Аллу сложно рассмешить, у нее своеобразное чувство юмора. Но я знаю, что у Аллы чуйка очень сильная, ей программа понравилась.

— Как гости в студии реагируют?

— У всех разная реакция. Гости приходят в неизведанное. Сейчас уже приходящие будут примерно представлять результат работы. Я очень благодарен тем большим звездам, которые пришли в абсолютно для них непонятный проект, для меня нет награды лучше. Они смелые.

— На съемках я обратил внимание, что к тебе пришли дети из проекта «Голос». Сложно с ними было?

— Я получил огромное удовольствие от общения с ними. Программу «Голос» мы смотрели вместе с Аллой. Общение получилось замечательное. Удивительнее всего то, что, когда я смотрел это по телевизору, я их уже воспринимал как взрослых. И общался на съемке как со взрослыми, но я вдруг увидел, что это абсолютные дети. У меня самого маленькие дети. Это было так трогательно. И неожиданно.

— Стоит ли вообще детей приглашать в телепроекты?

— Проект проекту рознь. «Голос. Дети» — это определенное исключение, он что-то дает для развития детского творчества, для внимания к талантливым детям, имеет право на существование. Более того, он должен быть. Приглашать детей мило, но к этому нужно относиться очень дозированно. Если бы к моменту съемок у меня не было детей, я бы подумал, может, и не стал бы звать маленьких гостей. Но, когда у тебя появляются дети, ты начинаешь по-другому на них смотреть. С этим надо быть очень осторожным, внимательным.

— Есть версия, что мужчины не сразу осознают свое отцовство в отличие от женщин. Не сразу понимают — это мое. У тебя как было?

— Я очень привязан к детям. У меня это произошло сразу. Для меня это чудо с момента их появления на свет. И я никогда не относился к ним, как к собственности. Для меня это самостоятельные личности, я с первых месяцев отношусь к ним с невероятным уважением. С уважением к их мнению, к их мировосприятию. Это непрекращающийся восторг от самого факта их существования в твоей жизни. Мы с Аллой жили очень счастливо до того, как появились Лиза и Гарри, но сейчас наша жизнь настолько изменилась, настолько подчинена этим двум потрясающим созданиям, что я даже не представляю, как же мы жили до этого. Это такое счастье, что у нас с Аллой появились такие родные люди в доме. Все для них!

— Если дети разобьют знаменитую горгулью в замке, ты спокойно к этому отнесешься?

— Вот что угодно! Любой имущественный ущерб от них воспримется как пожелание, чтобы это была самая большая беда в нашей совместной жизни. Я совершенно спокойно отношусь к этому. Я и замок построил во многом из-за его функциональности. Понятно, что мы с Аллой заработали на то, чтобы построить недешевый дом. Но любому другому стилю противопоказан ущерб! Поцарапанные поверхности, трещины, немного сломанные вещи сразу коробят в таком интерьере. В случае со «старинным замком» все это только дает ощущение, что замок старинный. Когда ко мне приходят знакомые дамы на шпильках и спрашивают, нужно ли снимать обувь, я говорю: что вы! Идите, царапайте, трите. Все на благо дома.

«Раньше был не готов к такому шоу»

— Скоро у тебя круглая дата. Это шоу — возрастная история? Ты готов был к такому лет 10 — 15 назад?

— Нет, не готов. Я не готов был к такому ни 10 — 15 лет назад, ни пять лет назад. Как только я почувствовал, что я нуждаюсь в этом, что я хочу самовыражаться именно так, сразу стал предлагать это шоу на Первом канале. Я знал, что Константин Львович примет в этом участие. Мы вместе с нашими авторами сообразили на пятерых. Сидели Константин Эрнст, Юрий Аксюта, я, Антон, Игорь — и мы вместе рассказывали о том, что напридумывали, Эрнст вносил свои предложения. Мы уходили придумывать дальше. И потом снова встречались. Были задействованы мощности канала. И работа над шоу не должна останавливаться! На первых порах программа должна быть и лабораторией. Мы что-то пробуем. Как бы долго ты ни придумывал и ни монтировал, очень многие вещи ты узнаешь, только когда эта программа вышла в эфир и ты посмотрел ее со всей страной. Другого пути нет. Нельзя, сидя на диване или в кабинете, придумать идеальную программу и сразу показать ее зрителям. Тут все в наших руках, в том числе и в руках зрителей. Мы будем развиваться и идти дальше. Хотя у меня есть личный критерий. Я не очень люблю себя смотреть по телевизору, но в данном случае я посмотрел программу уже раз двадцать, честно говоря, еще раз с удовольствием посмотрю. Я становлюсь зрителем, мне смешно. И это для меня главный показатель.

— Ты же лингвист. Как ты решился на название «МаксимМаксим», которое больше напоминает хэштег из Твиттера?

— Я вообще экспериментатор. Люблю играться. На телевидении много авторских программ, и это серьезно сужает поиск названия. Я сейчас имею в виду и «Вечернего Урганта», и «Познера». Мне показалось, что в этом есть ритм: «МаксимМаксим». Есть какая-то провокационность, загадка, в том числе и простота. Посмотрим. Для меня главное, чтобы название было какой-то занозой. Когда с названием все понятно, это название плохое.

Елена Малышева, Максим Галкин

ЕЛЕНА МАЛЫШЕВА, КОТОРУЮ МАКСИМ ЧАСТО ПАРОДИРОВАЛ, СОГЛАСИЛАСЬ ПОУЧАСТВОВАТЬ В ШОУ. ФОТО: INSTAGRAM.COM

— Пулемет максим еще появится в каком-то виде?

— Это пока тайна даже для меня! (Смеется.)

В выпуске: Максим Галкин рассуждает о кризисе среднего возраста, поет с Кристиной Орбакайте, устраивает переполох в шоу «Давай поженимся!», ищет кармическую связь с Дмитрием Дибровым и разбирает тексты песен с Игорем Николаевым.

Похожее видео

Смотреть онлайн

Похожее видео

Премьера шоу Максима Галкина под названием «МаксимМаксим!» состоится на Первом канале 21 мая 2016 года в 23.00

 

Сын генерал-полковника танковых войск, счастливый муж и отец, владелец замка, один из самых рейтинговых телеведущих Первого канала и собирающий полные залы пародист со знанием дела рассказывает о том, как сделать сказку былью.

 

Какие жизненные установки вы получили от родителей?

Первая и главная — любовь к людям. Отец, мать и старший брат никогда не ставили себя выше или ниже остальных людей. Папа, будучи на маршальской должности, не делал различия в общении со своим водителем и с министром обороны. При этом он никогда не принижал себя. Высокомерие — плохо, а самоуничижение паче гордыни, как мы знаем. Здесь светские гуманистические нормы совпадают с религиозными. Конечно, это ощущение сложно поймать. Но через классический завет «Возлюби ближнего своего» можно стремиться к золотой середине. Если ты любишь ближнего, то тебе не придет в голову ни унизить другого, ни унизить себя. Так можно прийти к адекватной самооценке. Вторая установка — тяга к знаниям. Мне и самому нравилось учиться, а кроме того, я видел, что родители много читают, и мы всегда обменивались эмоциями от книг. Очень часто, пока мама готовила на кухне, я зачитывал ей отрывки, которые мне особенно нравились у Джеральда Даррелла или Эрнеста Сетона-Томпсона, и мы вместе смеялись. Кроме того, мама была кандидатом физико-математических наук, у нее был математический склад ума. И у меня до сих пор есть картинка в голове: мне восемь лет, мы едем всей семьей в Крым на машине и играем в то, кто быстрее из четырех цифр автомобильных номеров составит десятку. Нужно было использовать все цифры и любые арифметические действия от сложения до извлечения корня. Если сейчас вы назовете любые четыре цифры, я мгновенно преобразую их в число десять несколькими способами. И третье, за что я благодарен родителям: каждый раз, когда я давал им повод заподозрить себя в каких-либо способностях, они давали возможность мне попробовать свои силы в этом направлении: оплачивали репетитора, находили кружок. Захотелось плавать — я пошел в бассейн. Мама увидела, что я рисую,— нашла подходящую изостудию. У меня было картавое «р», я напевал Эдит Пиаф, не зная слов, поэтому родители предложили учить французский. Но никогда не было слова «надо» по причине, что какое-то занятие модное или все дети это делают. Благодаря этим попыткам определиться со своими талантами к зрелому возрасту я уже знал все свои сильные стороны. Мои родители обладали удивительным даром наблюдательности. У Аллы тоже он сильно развит.

Вы уже сейчас замечаете в ваших детях таланты? 

Да, я вижу, что у моей дочери Лизы аналитический склад ума, а Гарик — абсолютный артист. Он феноменально верит в предлагаемые обстоятельства — то, чему учат в театральном. Может устроить нам с Аллой званый обед, не имея ничего на столе: он заварит чай, изобразит звук бряканья столовых предметов, расскажет, какое блюдо мы едим. Еще хорошо бы научить детей силе воли. Но пока не знаю как — сам я такой ленивый. (Смеется.)

Вам приходилось преодолевать себя? 

У меня никогда не было боязни выходить на сцену. Есть артисты, которые стали мегазвездами через преодоление. Для них выступление — это стресс от начала карьеры и до конца. У меня наоборот: я на сцене всегда чувствую себя лучше, чем в жизни. Хаму в зале я могу ответить, хаму в трамвае — нет. Во время выступлений, стоя перед зрителями, я каждый раз избавлялся от скромности. Можно сказать, сцена для меня — это терапия. Еще важно оставлять пространство вокруг себя — будь то партнерство в жизни или на сцене. Если я выступаю в дуэте, я не тяну одеяло на себя, а всегда работаю на партнера, даже если он не работает на меня. Когда я сижу в зале как зритель, я поддерживаю артиста независимо от того, как я по-человечески отношусь к нему. Я как коллега крикну ему: «Браво!», лишний раз поаплодирую.

При этом вы несколько раз меняли род своей деятельности. 

Чтобы долго оставаться интересным для других людей, нужно быть интересным для себя. Если ты чем-то занимаешься не один год, и даже очень хорошо это делаешь, тебе в какой-то момент становится скучно. Конечно, есть ядерный интерес — веселить людей, это получается у меня лучше всего. Изначально я был пародистом, потом стал пародистом-юмористом, потом телеведущим, потом певцом, а теперь работаю параллельно во всех этих жанрах. Так что мне не скучно, и зрителям, надеюсь, тоже.

Складывается впечатление, что все, о чем вы ни мечтаете, все получаете и реализуете: у вас свой замок, жена — Примадонна, дети, двадцать лет популярности. 

Я люблю мечтать. Но для меня мечта — это не намеченная цель, а процесс, от которого я получаю удовольствие. Абсолютно обломовское состояние. В последние годы мечты — очень хорошее снотворное. А еще они помогают нам оставаться немного детьми, что не вредно, и быть романтиками даже в самом циничном мире.

У вас есть свой рецепт, как научиться мечтать, если разучился?

Абсолютно бесполезно мечтать о том, к чему вы не имеете способностей или от чего не получаете никакого удовольствия. Если вы никогда не писали на полях книг, не делаете интересные твиты, но вдруг решили стать гениальным писателем просто потому, что вам нравятся атрибуты славы и успеха писателей,— вряд ли эта мечта реализуется. Я не мечтал о сцене до момента, пока в первый раз на нее не вышел. Когда я оказался в студенческом театре МГУ, потому что мне было скучно учиться на лингвистическом факультете РГГУ, то обнаружил, что публика хохочет на моих номерах. На первом же моем выступлении я имел громогласный успех. И в тот же вечер я позволил себе мечтать о полных залах. А дальше мечты должны быть самыми сумасшедшими. Сразу скажу, я не мечтал о том, сколько денег буду зарабатывать, в моей голове рисовалась картинка тотальной самореализации. Поскольку я избрал амплуа пародиста, то стал мечтать изобразить тех людей, которых, как мне казалось, невозможно показать с моими способностями. Я вдохновенно думал: «Вот было бы здорово запеть голосом Пугачевой или заговорить голосом Жванецкого». Я представлял, как они же сидят в зале, а значит, я в реальном времени получаю их признание. Потом я понял, что эти мечты могут иметь реализацию, причем буквальную. Материализация происходит уже на недоступном нашему сознанию уровне, поэтому дальше надо думать о чем-то другом. Не надо относиться к мечтам как к инструментам, и тогда их результаты каждый раз будут становиться чудом.

Вы знаете, как избавиться от тревоги?

Представим, что на одной чаше весов наши мечты, чаяния, надежды, на другой — тревоги и страхи. Вторые появляются только тогда, когда ты уже идешь по пути самореализации. Как говорит нам буддизм, когда у тебя нет желаний, у тебя нет никаких страхов. Настоятельно рекомендую не испытывать страхов по поводу работы. Если выбирать между карьерой и семьей, то карьера — это ерунда. Сейчас я смотрю на своих маленьких детей и понимаю, что должен как можно дольше сохранить себя здоровым для них. А все свои профессиональные тревоги лучше перенести на абсолютно другую область. Например, сейчас я переживаю не о том, получится ли у меня новое шоу на Первом канале, а из-за тетрастигмы, которая растет у нас в холле. Она захирела, и вот я думаю, что нужно купить новую, курс сейчас высокий, а ее же нужно везти из Европы, может, захиревшую тетрастигму пересадить? И вот туда скидываю весь психоз. Естественно, что 90% времени я занимаюсь не ею, но переживаю из-за нее. Негатив — это та же энергия, она так же материализуется. И направлять ее на свои страхи, которые связаны с чем-то жизненно важным, не стоит.

Люди, увлеченные своей профессией, часто не умеют отдыхать. Как этому научиться?

Я обожаю проводить время со своей семьей, безумно скучаю по детям, когда не вижу их два часа. Но когда я с ними, в какой-то момент становлюсь уже бездыханным. Дети — это удовольствие, но и работа. Все остальное, что кажется другим титаническим трудом — гастроли, выступления, телевидение, — я делаю в удовольствие. Только не рассказывайте это телевидению, они перестанут мне платить деньги. Честно, я не понимаю, от чего я должен отдохнуть. Сегодня вот сижу, рассказываю, как вам жить, а вы уши развесили, завтра пойду митинговать, чтобы лес рядом с нашим загородным домом не застроили. Ну что, разве я устал? Слава богу, я сам себе хозяин. Сколько у меня будет концертов, куда я поеду и что буду делать, зависит только от меня. Конечно, этот мой рецепт бесполезен для людей, которые работают в коллективе. По-моему, Лев Лещенко говорил: «Мы никогда не работали, мы не знаем».

А как адекватно воспринимать успех, чтобы не сломаться?

Всегда помнить о том, что именно принесло тебе успех. Спустя годы состоявшийся человек начинает думать, что он просто такой крутой. На самом деле в профессии надо постоянно доказывать твое право на статус. Нельзя воспринимать успех как данность. Он не приходит просто потому, что ты — это ты.

Текст: Наталья Наговицына

Источник: http://www.sobaka.ru/city/city/45413 sobaka.ru Все права защищены. ©

Гость - Максим Галкин. Ведущий - Таймур Двидар.

Похожее видео

Мартовский номер журнала "Русский пионер" посвящен теме "Грядущее" . В нем новые и постоянные авторы "РП" рассказали, чем будущее отличается от грядущего, как его правильно воспринимать, чего ожидать и как быстро оно, грядущее, нас настигнет. 

Максим Галкин анализирует будущее с точки зрения профессионального лингвиста, которым он и является, и приходит к тревожным для некоторых других колумнистов "Русского пионера" выводам.

Чтобы увеличить текст - нажмите на фото

 

Максим Галкин рассуждает о здоровье и спорте, навещает телевизионные шоу о здоровье, разбирает тексты песен и сам поет. Гости программы — Вячеслав Фетисов, Егор Крид и Елена Ваенга.

Похожее видео

Максим Галкин приготовил особый выпуск ко Дню защиты детей. Он рассуждает о роли отцов, снимает сюжет для «Ералаша», поет и принимает у себя финалистов шоу «Голос.Дети». Кроме них в гости к Максиму Галкину пришли Вера Брежнева, Борис Грачевский, Юлия Волкова, Наталья Ионова, Ольга Кузьмина и Владимир Сычев.

Похожее видео

Не в целях польстить Максиму… А впрочем, и не без этого — на съемках «МаксимМаксима» он похож на генерала перед сражением. Десятки людей ждут команды, а он, с микрофоном вместо жезла, отдает команды, расставляет гостей, отчитывает звукорежиссера, что-то подсказывает оркестру… За ним, торопясь и не успевая, бегает по многоэтажным декорациям гример. Операторы ловят кадр, а авторская группа едва успевает за импровизациями босса. Максим Галкин тут и главная звезда, и основа шоу, и основной автор… Впрочем, зрителям кухня не так интересна. Им важно, чтобы смешно было.

 

Программа-конструктор

— Максим, ты доволен своим шоу?

— У меня самые замечательные чувства. Это программа, которая выражает меня. Я же не являюсь просто ведущим программы. Я ее придумываю вместе с замечательными авторами — Антоном Борисовым и Игорем Меерсоном. У них команда «Люди». Мы получаем удовольствие от процесса придумывания, от съемок, от реализации, креативим. Шоу — развивающийся организм. Они пишут тексты. Я в чем-то импровизирую. Что-то получается лучше, что-то хуже. Монтируем. Это выходит в эфир. Придумываем новое. Эта программа — настоящий конструктор, но мы получаем удовольствие от этого строительства. И, если бы я чем-то не был удовлетворен, зритель бы этого не увидел.

— На ТВ не принято запускаться в мае, перед летом. Цель — обкатать шоу к осени?

— Мы выпустились тогда, когда почувствовали, что готовы. У нас есть замечательная возможность — воспользоваться перерывом на лето, чтобы что-то додумать, переделать.

— Тебе удалось найти для себя новые амплуа в этой программе?

— Программа в принципе неформатная, кроме рубрики в машине, которую мы лицензировали у американцев. Есть отголоски разных шоу, но это все придумано с нуля либо мною, либо мною и авторами. Тут другого пути нет. Шоу абсолютно новое для меня. Я пришел к тому, к чему хотел всегда прийти. Иметь возможность абсолютной свободы фантазирования на тему телевидения и юмора. Аналогов этого шоу нет. Я сейчас говорю и об уровне, и о количестве придумок, и о вовлечении в эфир разных сил. Это программа, которая должна развиваться и работать на длинную дистанцию. Совсем не тот вариант, когда я выходил с «Вечерами» и на Первом канале, и на канале «Россия». Тогда это всегда были спецпроекты. У них другие законы. А теперь у меня программа-настроение, программа-импровизация. Она в чем-то сиюминутная, а в чем-то может пересматриваться сколько угодно и потом.

— Уже в первой программе было огромное количество звезд. Если такой темп держать, звездные гости скоро закончатся.

— Количество звезд, которых можно пригласить на программу, всегда ограничено. Если у тебя программа регулярная, то могут возникнуть сложности. Но плюс этого шоу в том, что здесь можно все. Можно придумывать разные рубрики, те же гости могут приходить в другом амплуа. С ними можно говорить шутливо и серьезно, петь и разыгрывать скетчи. Это не шоу, где все построено на интервью. Я здесь раскрываюсь с актерской точки зрения, с точки зрения придумок, стеба, стендапа, юмора.

«Формат — это я!»

МаксимМаксим, шоу, Дибровы, Галкин

ДЛЯ СЪЕМОК ШОУ В НАСТОЯЩИЙ ЗАМОК ПРИЕЗЖАЛА И СЕМЬЯ ДИБРОВЫХ… ФОТО: INSTAGRAM.COM

— Создавать формат с нуля — адская работа. Сколько программ нужно, чтобы нащупать его окончательно?

— Формат этой программы — это я. Другого формата не будет. Это я, может быть, со своими ошибками, с достоинствами и недостатками. Поэтому она и называется «МаксимМаксим». Я приглашаю людей в свой дом — это в том числе и метафора. Я приглашаю в ближний круг, в свое мировоззрение. Это те люди, которые мне по душе, с которыми мне интересно общаться. Мне будет обидно, если формат устаканится. Я хочу, чтобы он изменялся, но чтобы каждая ступень изменений была интересна для зрителей. Но главное, чтобы это было мне интересно. Впервые за долгие годы я получаю удовольствие на всех этапах. Потому что я не обслуживаю чей-то формат или идею, а что-то придумываю заново. Это не Олимпийские игры для меня. Это как жизнь. Я выражаю себя. Быть понятым или непонятым — это естественное следствие самовыражения.

Над собой могу стебаться сколько угодно!

— Самоирония тебе легко дается?

— Я над собой могу сколько угодно стебаться, если это не будет слишком навязчиво. Мне это нравится. Мне близок англосаксонский юмор, где считается, что, если ты не можешь посмеяться над собой, ты немножко странноватый человек.

— Как долго можно эксплуатировать зрительский интерес к твоему замку, к легенде, которая создалась вокруг твоей семьи?

— Я перед зрителями честен. Я живу в замке. Если я говорю, что ко мне приходят гости, то они приходят в атмосферу замка. Я ничего не придумываю. Это как в случае с «Семейкой Осборнов» — шоу шло в Америке с большим успехом. У меня камеры будут приходить в замок. Я веду экскурсию. Я иронизирую над собой. Это прекрасно сочетается с тем, что мне нравится мой дом, с тем, что я сообразно своим фантазиям его построил. Это не умаляет моего отношения к моему жилищу, к нашему с Аллой замку. Но и не мешает смеяться. Многие считают меня чудаком. Но Толстые еще при царе там же замок построили в средневековом стиле. Не один я такой. И если бы у меня не было замка, пришлось бы придумывать, какой будет студия. А так мне придумывать ничего не надо. Я и дом строю, чтобы мне было не скучно, и программу делаю, чтобы мне было не скучно. В первую очередь — мне. Во вторую очередь — людям, чьим мнением я дорожу. И в третью очередь — я очень надеюсь, что у меня есть единомышленники, люди с похожими вкусами, с такой же страстью к самоиронии, которые тоже увидят это. Но если завтра мне захочется чего-то другого, я честно в этом признаюсь. Надоело снимать в замке, давайте снимать на фабрике. Главное, чтобы это было здорово, весело, интересно, не похоже ни на что.

— Максим, ну невозможно сейчас делать проект, не думая про аудиторию! Не рассчитывая, как ее можно расширить.

— Это не мой путь. Это путь прагматический. Я никогда не задумывался, как бы мне так пошутить, чтобы и молодежь пришла, и люди старшего поколения. Это ж как дышать. Я люблю посмеяться, изобразить кого-то, схохмить. Дышу тем же воздухом, что и остальные люди. Смотрю то же телевидение. Смеюсь только над тем, что задевает меня. Я в 90-х годах вдруг понял, что это и еще кого-то волнует. И стал на ощупь идти по этой дороге. Все время сверяю свои часы со зрителями, которые приходят на мои концерты. Есть рейтинги. На данный момент это была самая рейтинговая программа в субботу. С наибольшей долей телесмотрения. Значит, что-то угадали. На это я могу ориентироваться. Мне звонят, пишут разные люди. Зацепило — здорово.

«Уважаю мнение своих детей»

галкин, пугачева, киркоров, дети

«С ПОЯВЛЕНИЕМ ДЕТЕЙ Я СТАЛ КО МНОГОМУ ПО-ДРУГОМУ ОТНОСИТЬСЯ», — ГОВОРИТ МАКСИМ. ФОТО: INSTAGRAM.COM

— Я не представляю, как можно к себе домой кого-то пустить… Интимное пространство, свой мир…

— Ну я же не вожу никого в спальню и не показываю свой туалет. Ты же приглашаешь гостей в свой дом? Моя семья всегда жила с открытыми дверьми. Я приглашаю гостей. Телевизионщики, камеры, телезрители — люди, которые мне близки. И у меня нет порога, который я переступаю, чтобы это сделать. Мой зритель воспринимает меня как человека близкого. Те, кому нравится то, что я делаю, включают телевизор, воспринимают меня как члена семьи. Получается, я пригласил к себе своих родственников, друзей.

Те, кто смотрит мое шоу, — воспринимает меня как члена семьи

— Алла Борисовна высказала мнение по поводу первой программы?

— Она хохотала до слез. И не только она, но и мои домашние. Домоправительница наша Оксана. Они вдвоем хохотали! Аллу сложно рассмешить, у нее своеобразное чувство юмора. Но я знаю, что у Аллы чуйка очень сильная, ей программа понравилась.

— Как гости в студии реагируют?

— У всех разная реакция. Гости приходят в неизведанное. Сейчас уже приходящие будут примерно представлять результат работы. Я очень благодарен тем большим звездам, которые пришли в абсолютно для них непонятный проект, для меня нет награды лучше. Они смелые.

— На съемках я обратил внимание, что к тебе пришли дети из проекта «Голос». Сложно с ними было?

— Я получил огромное удовольствие от общения с ними. Программу «Голос» мы смотрели вместе с Аллой. Общение получилось замечательное. Удивительнее всего то, что, когда я смотрел это по телевизору, я их уже воспринимал как взрослых. И общался на съемке как со взрослыми, но я вдруг увидел, что это абсолютные дети. У меня самого маленькие дети. Это было так трогательно. И неожиданно.

— Стоит ли вообще детей приглашать в телепроекты?

— Проект проекту рознь. «Голос. Дети» — это определенное исключение, он что-то дает для развития детского творчества, для внимания к талантливым детям, имеет право на существование. Более того, он должен быть. Приглашать детей мило, но к этому нужно относиться очень дозированно. Если бы к моменту съемок у меня не было детей, я бы подумал, может, и не стал бы звать маленьких гостей. Но, когда у тебя появляются дети, ты начинаешь по-другому на них смотреть. С этим надо быть очень осторожным, внимательным.

— Есть версия, что мужчины не сразу осознают свое отцовство в отличие от женщин. Не сразу понимают — это мое. У тебя как было?

— Я очень привязан к детям. У меня это произошло сразу. Для меня это чудо с момента их появления на свет. И я никогда не относился к ним, как к собственности. Для меня это самостоятельные личности, я с первых месяцев отношусь к ним с невероятным уважением. С уважением к их мнению, к их мировосприятию. Это непрекращающийся восторг от самого факта их существования в твоей жизни. Мы с Аллой жили очень счастливо до того, как появились Лиза и Гарри, но сейчас наша жизнь настолько изменилась, настолько подчинена этим двум потрясающим созданиям, что я даже не представляю, как же мы жили до этого. Это такое счастье, что у нас с Аллой появились такие родные люди в доме. Все для них!

— Если дети разобьют знаменитую горгулью в замке, ты спокойно к этому отнесешься?

— Вот что угодно! Любой имущественный ущерб от них воспримется как пожелание, чтобы это была самая большая беда в нашей совместной жизни. Я совершенно спокойно отношусь к этому. Я и замок построил во многом из-за его функциональности. Понятно, что мы с Аллой заработали на то, чтобы построить недешевый дом. Но любому другому стилю противопоказан ущерб! Поцарапанные поверхности, трещины, немного сломанные вещи сразу коробят в таком интерьере. В случае со «старинным замком» все это только дает ощущение, что замок старинный. Когда ко мне приходят знакомые дамы на шпильках и спрашивают, нужно ли снимать обувь, я говорю: что вы! Идите, царапайте, трите. Все на благо дома.

«Раньше был не готов к такому шоу»

— Скоро у тебя круглая дата. Это шоу — возрастная история? Ты готов был к такому лет 10 — 15 назад?

— Нет, не готов. Я не готов был к такому ни 10 — 15 лет назад, ни пять лет назад. Как только я почувствовал, что я нуждаюсь в этом, что я хочу самовыражаться именно так, сразу стал предлагать это шоу на Первом канале. Я знал, что Константин Львович примет в этом участие. Мы вместе с нашими авторами сообразили на пятерых. Сидели Константин Эрнст, Юрий Аксюта, я, Антон, Игорь — и мы вместе рассказывали о том, что напридумывали, Эрнст вносил свои предложения. Мы уходили придумывать дальше. И потом снова встречались. Были задействованы мощности канала. И работа над шоу не должна останавливаться! На первых порах программа должна быть и лабораторией. Мы что-то пробуем. Как бы долго ты ни придумывал и ни монтировал, очень многие вещи ты узнаешь, только когда эта программа вышла в эфир и ты посмотрел ее со всей страной. Другого пути нет. Нельзя, сидя на диване или в кабинете, придумать идеальную программу и сразу показать ее зрителям. Тут все в наших руках, в том числе и в руках зрителей. Мы будем развиваться и идти дальше. Хотя у меня есть личный критерий. Я не очень люблю себя смотреть по телевизору, но в данном случае я посмотрел программу уже раз двадцать, честно говоря, еще раз с удовольствием посмотрю. Я становлюсь зрителем, мне смешно. И это для меня главный показатель.

— Ты же лингвист. Как ты решился на название «МаксимМаксим», которое больше напоминает хэштег из Твиттера?

— Я вообще экспериментатор. Люблю играться. На телевидении много авторских программ, и это серьезно сужает поиск названия. Я сейчас имею в виду и «Вечернего Урганта», и «Познера». Мне показалось, что в этом есть ритм: «МаксимМаксим». Есть какая-то провокационность, загадка, в том числе и простота. Посмотрим. Для меня главное, чтобы название было какой-то занозой. Когда с названием все понятно, это название плохое.

Елена Малышева, Максим Галкин

ЕЛЕНА МАЛЫШЕВА, КОТОРУЮ МАКСИМ ЧАСТО ПАРОДИРОВАЛ, СОГЛАСИЛАСЬ ПОУЧАСТВОВАТЬ В ШОУ. ФОТО: INSTAGRAM.COM

— Пулемет максим еще появится в каком-то виде?

— Это пока тайна даже для меня! (Смеется.)

В выпуске: Максим Галкин рассуждает о кризисе среднего возраста, поет с Кристиной Орбакайте, устраивает переполох в шоу «Давай поженимся!», ищет кармическую связь с Дмитрием Дибровым и разбирает тексты песен с Игорем Николаевым.

Похожее видео

Смотреть онлайн

Похожее видео

Премьера шоу Максима Галкина под названием «МаксимМаксим!» состоится на Первом канале 21 мая 2016 года в 23.00

 

Сын генерал-полковника танковых войск, счастливый муж и отец, владелец замка, один из самых рейтинговых телеведущих Первого канала и собирающий полные залы пародист со знанием дела рассказывает о том, как сделать сказку былью.

 

Какие жизненные установки вы получили от родителей?

Первая и главная — любовь к людям. Отец, мать и старший брат никогда не ставили себя выше или ниже остальных людей. Папа, будучи на маршальской должности, не делал различия в общении со своим водителем и с министром обороны. При этом он никогда не принижал себя. Высокомерие — плохо, а самоуничижение паче гордыни, как мы знаем. Здесь светские гуманистические нормы совпадают с религиозными. Конечно, это ощущение сложно поймать. Но через классический завет «Возлюби ближнего своего» можно стремиться к золотой середине. Если ты любишь ближнего, то тебе не придет в голову ни унизить другого, ни унизить себя. Так можно прийти к адекватной самооценке. Вторая установка — тяга к знаниям. Мне и самому нравилось учиться, а кроме того, я видел, что родители много читают, и мы всегда обменивались эмоциями от книг. Очень часто, пока мама готовила на кухне, я зачитывал ей отрывки, которые мне особенно нравились у Джеральда Даррелла или Эрнеста Сетона-Томпсона, и мы вместе смеялись. Кроме того, мама была кандидатом физико-математических наук, у нее был математический склад ума. И у меня до сих пор есть картинка в голове: мне восемь лет, мы едем всей семьей в Крым на машине и играем в то, кто быстрее из четырех цифр автомобильных номеров составит десятку. Нужно было использовать все цифры и любые арифметические действия от сложения до извлечения корня. Если сейчас вы назовете любые четыре цифры, я мгновенно преобразую их в число десять несколькими способами. И третье, за что я благодарен родителям: каждый раз, когда я давал им повод заподозрить себя в каких-либо способностях, они давали возможность мне попробовать свои силы в этом направлении: оплачивали репетитора, находили кружок. Захотелось плавать — я пошел в бассейн. Мама увидела, что я рисую,— нашла подходящую изостудию. У меня было картавое «р», я напевал Эдит Пиаф, не зная слов, поэтому родители предложили учить французский. Но никогда не было слова «надо» по причине, что какое-то занятие модное или все дети это делают. Благодаря этим попыткам определиться со своими талантами к зрелому возрасту я уже знал все свои сильные стороны. Мои родители обладали удивительным даром наблюдательности. У Аллы тоже он сильно развит.

Вы уже сейчас замечаете в ваших детях таланты? 

Да, я вижу, что у моей дочери Лизы аналитический склад ума, а Гарик — абсолютный артист. Он феноменально верит в предлагаемые обстоятельства — то, чему учат в театральном. Может устроить нам с Аллой званый обед, не имея ничего на столе: он заварит чай, изобразит звук бряканья столовых предметов, расскажет, какое блюдо мы едим. Еще хорошо бы научить детей силе воли. Но пока не знаю как — сам я такой ленивый. (Смеется.)

Вам приходилось преодолевать себя? 

У меня никогда не было боязни выходить на сцену. Есть артисты, которые стали мегазвездами через преодоление. Для них выступление — это стресс от начала карьеры и до конца. У меня наоборот: я на сцене всегда чувствую себя лучше, чем в жизни. Хаму в зале я могу ответить, хаму в трамвае — нет. Во время выступлений, стоя перед зрителями, я каждый раз избавлялся от скромности. Можно сказать, сцена для меня — это терапия. Еще важно оставлять пространство вокруг себя — будь то партнерство в жизни или на сцене. Если я выступаю в дуэте, я не тяну одеяло на себя, а всегда работаю на партнера, даже если он не работает на меня. Когда я сижу в зале как зритель, я поддерживаю артиста независимо от того, как я по-человечески отношусь к нему. Я как коллега крикну ему: «Браво!», лишний раз поаплодирую.

При этом вы несколько раз меняли род своей деятельности. 

Чтобы долго оставаться интересным для других людей, нужно быть интересным для себя. Если ты чем-то занимаешься не один год, и даже очень хорошо это делаешь, тебе в какой-то момент становится скучно. Конечно, есть ядерный интерес — веселить людей, это получается у меня лучше всего. Изначально я был пародистом, потом стал пародистом-юмористом, потом телеведущим, потом певцом, а теперь работаю параллельно во всех этих жанрах. Так что мне не скучно, и зрителям, надеюсь, тоже.

Складывается впечатление, что все, о чем вы ни мечтаете, все получаете и реализуете: у вас свой замок, жена — Примадонна, дети, двадцать лет популярности. 

Я люблю мечтать. Но для меня мечта — это не намеченная цель, а процесс, от которого я получаю удовольствие. Абсолютно обломовское состояние. В последние годы мечты — очень хорошее снотворное. А еще они помогают нам оставаться немного детьми, что не вредно, и быть романтиками даже в самом циничном мире.

У вас есть свой рецепт, как научиться мечтать, если разучился?

Абсолютно бесполезно мечтать о том, к чему вы не имеете способностей или от чего не получаете никакого удовольствия. Если вы никогда не писали на полях книг, не делаете интересные твиты, но вдруг решили стать гениальным писателем просто потому, что вам нравятся атрибуты славы и успеха писателей,— вряд ли эта мечта реализуется. Я не мечтал о сцене до момента, пока в первый раз на нее не вышел. Когда я оказался в студенческом театре МГУ, потому что мне было скучно учиться на лингвистическом факультете РГГУ, то обнаружил, что публика хохочет на моих номерах. На первом же моем выступлении я имел громогласный успех. И в тот же вечер я позволил себе мечтать о полных залах. А дальше мечты должны быть самыми сумасшедшими. Сразу скажу, я не мечтал о том, сколько денег буду зарабатывать, в моей голове рисовалась картинка тотальной самореализации. Поскольку я избрал амплуа пародиста, то стал мечтать изобразить тех людей, которых, как мне казалось, невозможно показать с моими способностями. Я вдохновенно думал: «Вот было бы здорово запеть голосом Пугачевой или заговорить голосом Жванецкого». Я представлял, как они же сидят в зале, а значит, я в реальном времени получаю их признание. Потом я понял, что эти мечты могут иметь реализацию, причем буквальную. Материализация происходит уже на недоступном нашему сознанию уровне, поэтому дальше надо думать о чем-то другом. Не надо относиться к мечтам как к инструментам, и тогда их результаты каждый раз будут становиться чудом.

Вы знаете, как избавиться от тревоги?

Представим, что на одной чаше весов наши мечты, чаяния, надежды, на другой — тревоги и страхи. Вторые появляются только тогда, когда ты уже идешь по пути самореализации. Как говорит нам буддизм, когда у тебя нет желаний, у тебя нет никаких страхов. Настоятельно рекомендую не испытывать страхов по поводу работы. Если выбирать между карьерой и семьей, то карьера — это ерунда. Сейчас я смотрю на своих маленьких детей и понимаю, что должен как можно дольше сохранить себя здоровым для них. А все свои профессиональные тревоги лучше перенести на абсолютно другую область. Например, сейчас я переживаю не о том, получится ли у меня новое шоу на Первом канале, а из-за тетрастигмы, которая растет у нас в холле. Она захирела, и вот я думаю, что нужно купить новую, курс сейчас высокий, а ее же нужно везти из Европы, может, захиревшую тетрастигму пересадить? И вот туда скидываю весь психоз. Естественно, что 90% времени я занимаюсь не ею, но переживаю из-за нее. Негатив — это та же энергия, она так же материализуется. И направлять ее на свои страхи, которые связаны с чем-то жизненно важным, не стоит.

Люди, увлеченные своей профессией, часто не умеют отдыхать. Как этому научиться?

Я обожаю проводить время со своей семьей, безумно скучаю по детям, когда не вижу их два часа. Но когда я с ними, в какой-то момент становлюсь уже бездыханным. Дети — это удовольствие, но и работа. Все остальное, что кажется другим титаническим трудом — гастроли, выступления, телевидение, — я делаю в удовольствие. Только не рассказывайте это телевидению, они перестанут мне платить деньги. Честно, я не понимаю, от чего я должен отдохнуть. Сегодня вот сижу, рассказываю, как вам жить, а вы уши развесили, завтра пойду митинговать, чтобы лес рядом с нашим загородным домом не застроили. Ну что, разве я устал? Слава богу, я сам себе хозяин. Сколько у меня будет концертов, куда я поеду и что буду делать, зависит только от меня. Конечно, этот мой рецепт бесполезен для людей, которые работают в коллективе. По-моему, Лев Лещенко говорил: «Мы никогда не работали, мы не знаем».

А как адекватно воспринимать успех, чтобы не сломаться?

Всегда помнить о том, что именно принесло тебе успех. Спустя годы состоявшийся человек начинает думать, что он просто такой крутой. На самом деле в профессии надо постоянно доказывать твое право на статус. Нельзя воспринимать успех как данность. Он не приходит просто потому, что ты — это ты.

Текст: Наталья Наговицына

Источник: http://www.sobaka.ru/city/city/45413 sobaka.ru Все права защищены. ©

Гость - Максим Галкин. Ведущий - Таймур Двидар.

Похожее видео

Мартовский номер журнала "Русский пионер" посвящен теме "Грядущее" . В нем новые и постоянные авторы "РП" рассказали, чем будущее отличается от грядущего, как его правильно воспринимать, чего ожидать и как быстро оно, грядущее, нас настигнет. 

Максим Галкин анализирует будущее с точки зрения профессионального лингвиста, которым он и является, и приходит к тревожным для некоторых других колумнистов "Русского пионера" выводам.

Чтобы увеличить текст - нажмите на фото

 

Максим Галкин рассуждает о здоровье и спорте, навещает телевизионные шоу о здоровье, разбирает тексты песен и сам поет. Гости программы — Вячеслав Фетисов, Егор Крид и Елена Ваенга.

Похожее видео

Максим Галкин приготовил особый выпуск ко Дню защиты детей. Он рассуждает о роли отцов, снимает сюжет для «Ералаша», поет и принимает у себя финалистов шоу «Голос.Дети». Кроме них в гости к Максиму Галкину пришли Вера Брежнева, Борис Грачевский, Юлия Волкова, Наталья Ионова, Ольга Кузьмина и Владимир Сычев.

Похожее видео

Не в целях польстить Максиму… А впрочем, и не без этого — на съемках «МаксимМаксима» он похож на генерала перед сражением. Десятки людей ждут команды, а он, с микрофоном вместо жезла, отдает команды, расставляет гостей, отчитывает звукорежиссера, что-то подсказывает оркестру… За ним, торопясь и не успевая, бегает по многоэтажным декорациям гример. Операторы ловят кадр, а авторская группа едва успевает за импровизациями босса. Максим Галкин тут и главная звезда, и основа шоу, и основной автор… Впрочем, зрителям кухня не так интересна. Им важно, чтобы смешно было.

 

Программа-конструктор

— Максим, ты доволен своим шоу?

— У меня самые замечательные чувства. Это программа, которая выражает меня. Я же не являюсь просто ведущим программы. Я ее придумываю вместе с замечательными авторами — Антоном Борисовым и Игорем Меерсоном. У них команда «Люди». Мы получаем удовольствие от процесса придумывания, от съемок, от реализации, креативим. Шоу — развивающийся организм. Они пишут тексты. Я в чем-то импровизирую. Что-то получается лучше, что-то хуже. Монтируем. Это выходит в эфир. Придумываем новое. Эта программа — настоящий конструктор, но мы получаем удовольствие от этого строительства. И, если бы я чем-то не был удовлетворен, зритель бы этого не увидел.

— На ТВ не принято запускаться в мае, перед летом. Цель — обкатать шоу к осени?

— Мы выпустились тогда, когда почувствовали, что готовы. У нас есть замечательная возможность — воспользоваться перерывом на лето, чтобы что-то додумать, переделать.

— Тебе удалось найти для себя новые амплуа в этой программе?

— Программа в принципе неформатная, кроме рубрики в машине, которую мы лицензировали у американцев. Есть отголоски разных шоу, но это все придумано с нуля либо мною, либо мною и авторами. Тут другого пути нет. Шоу абсолютно новое для меня. Я пришел к тому, к чему хотел всегда прийти. Иметь возможность абсолютной свободы фантазирования на тему телевидения и юмора. Аналогов этого шоу нет. Я сейчас говорю и об уровне, и о количестве придумок, и о вовлечении в эфир разных сил. Это программа, которая должна развиваться и работать на длинную дистанцию. Совсем не тот вариант, когда я выходил с «Вечерами» и на Первом канале, и на канале «Россия». Тогда это всегда были спецпроекты. У них другие законы. А теперь у меня программа-настроение, программа-импровизация. Она в чем-то сиюминутная, а в чем-то может пересматриваться сколько угодно и потом.

— Уже в первой программе было огромное количество звезд. Если такой темп держать, звездные гости скоро закончатся.

— Количество звезд, которых можно пригласить на программу, всегда ограничено. Если у тебя программа регулярная, то могут возникнуть сложности. Но плюс этого шоу в том, что здесь можно все. Можно придумывать разные рубрики, те же гости могут приходить в другом амплуа. С ними можно говорить шутливо и серьезно, петь и разыгрывать скетчи. Это не шоу, где все построено на интервью. Я здесь раскрываюсь с актерской точки зрения, с точки зрения придумок, стеба, стендапа, юмора.

«Формат — это я!»

МаксимМаксим, шоу, Дибровы, Галкин

ДЛЯ СЪЕМОК ШОУ В НАСТОЯЩИЙ ЗАМОК ПРИЕЗЖАЛА И СЕМЬЯ ДИБРОВЫХ… ФОТО: INSTAGRAM.COM

— Создавать формат с нуля — адская работа. Сколько программ нужно, чтобы нащупать его окончательно?

— Формат этой программы — это я. Другого формата не будет. Это я, может быть, со своими ошибками, с достоинствами и недостатками. Поэтому она и называется «МаксимМаксим». Я приглашаю людей в свой дом — это в том числе и метафора. Я приглашаю в ближний круг, в свое мировоззрение. Это те люди, которые мне по душе, с которыми мне интересно общаться. Мне будет обидно, если формат устаканится. Я хочу, чтобы он изменялся, но чтобы каждая ступень изменений была интересна для зрителей. Но главное, чтобы это было мне интересно. Впервые за долгие годы я получаю удовольствие на всех этапах. Потому что я не обслуживаю чей-то формат или идею, а что-то придумываю заново. Это не Олимпийские игры для меня. Это как жизнь. Я выражаю себя. Быть понятым или непонятым — это естественное следствие самовыражения.

Над собой могу стебаться сколько угодно!

— Самоирония тебе легко дается?

— Я над собой могу сколько угодно стебаться, если это не будет слишком навязчиво. Мне это нравится. Мне близок англосаксонский юмор, где считается, что, если ты не можешь посмеяться над собой, ты немножко странноватый человек.

— Как долго можно эксплуатировать зрительский интерес к твоему замку, к легенде, которая создалась вокруг твоей семьи?

— Я перед зрителями честен. Я живу в замке. Если я говорю, что ко мне приходят гости, то они приходят в атмосферу замка. Я ничего не придумываю. Это как в случае с «Семейкой Осборнов» — шоу шло в Америке с большим успехом. У меня камеры будут приходить в замок. Я веду экскурсию. Я иронизирую над собой. Это прекрасно сочетается с тем, что мне нравится мой дом, с тем, что я сообразно своим фантазиям его построил. Это не умаляет моего отношения к моему жилищу, к нашему с Аллой замку. Но и не мешает смеяться. Многие считают меня чудаком. Но Толстые еще при царе там же замок построили в средневековом стиле. Не один я такой. И если бы у меня не было замка, пришлось бы придумывать, какой будет студия. А так мне придумывать ничего не надо. Я и дом строю, чтобы мне было не скучно, и программу делаю, чтобы мне было не скучно. В первую очередь — мне. Во вторую очередь — людям, чьим мнением я дорожу. И в третью очередь — я очень надеюсь, что у меня есть единомышленники, люди с похожими вкусами, с такой же страстью к самоиронии, которые тоже увидят это. Но если завтра мне захочется чего-то другого, я честно в этом признаюсь. Надоело снимать в замке, давайте снимать на фабрике. Главное, чтобы это было здорово, весело, интересно, не похоже ни на что.

— Максим, ну невозможно сейчас делать проект, не думая про аудиторию! Не рассчитывая, как ее можно расширить.

— Это не мой путь. Это путь прагматический. Я никогда не задумывался, как бы мне так пошутить, чтобы и молодежь пришла, и люди старшего поколения. Это ж как дышать. Я люблю посмеяться, изобразить кого-то, схохмить. Дышу тем же воздухом, что и остальные люди. Смотрю то же телевидение. Смеюсь только над тем, что задевает меня. Я в 90-х годах вдруг понял, что это и еще кого-то волнует. И стал на ощупь идти по этой дороге. Все время сверяю свои часы со зрителями, которые приходят на мои концерты. Есть рейтинги. На данный момент это была самая рейтинговая программа в субботу. С наибольшей долей телесмотрения. Значит, что-то угадали. На это я могу ориентироваться. Мне звонят, пишут разные люди. Зацепило — здорово.

«Уважаю мнение своих детей»

галкин, пугачева, киркоров, дети

«С ПОЯВЛЕНИЕМ ДЕТЕЙ Я СТАЛ КО МНОГОМУ ПО-ДРУГОМУ ОТНОСИТЬСЯ», — ГОВОРИТ МАКСИМ. ФОТО: INSTAGRAM.COM

— Я не представляю, как можно к себе домой кого-то пустить… Интимное пространство, свой мир…

— Ну я же не вожу никого в спальню и не показываю свой туалет. Ты же приглашаешь гостей в свой дом? Моя семья всегда жила с открытыми дверьми. Я приглашаю гостей. Телевизионщики, камеры, телезрители — люди, которые мне близки. И у меня нет порога, который я переступаю, чтобы это сделать. Мой зритель воспринимает меня как человека близкого. Те, кому нравится то, что я делаю, включают телевизор, воспринимают меня как члена семьи. Получается, я пригласил к себе своих родственников, друзей.

Те, кто смотрит мое шоу, — воспринимает меня как члена семьи

— Алла Борисовна высказала мнение по поводу первой программы?

— Она хохотала до слез. И не только она, но и мои домашние. Домоправительница наша Оксана. Они вдвоем хохотали! Аллу сложно рассмешить, у нее своеобразное чувство юмора. Но я знаю, что у Аллы чуйка очень сильная, ей программа понравилась.

— Как гости в студии реагируют?

— У всех разная реакция. Гости приходят в неизведанное. Сейчас уже приходящие будут примерно представлять результат работы. Я очень благодарен тем большим звездам, которые пришли в абсолютно для них непонятный проект, для меня нет награды лучше. Они смелые.

— На съемках я обратил внимание, что к тебе пришли дети из проекта «Голос». Сложно с ними было?

— Я получил огромное удовольствие от общения с ними. Программу «Голос» мы смотрели вместе с Аллой. Общение получилось замечательное. Удивительнее всего то, что, когда я смотрел это по телевизору, я их уже воспринимал как взрослых. И общался на съемке как со взрослыми, но я вдруг увидел, что это абсолютные дети. У меня самого маленькие дети. Это было так трогательно. И неожиданно.

— Стоит ли вообще детей приглашать в телепроекты?

— Проект проекту рознь. «Голос. Дети» — это определенное исключение, он что-то дает для развития детского творчества, для внимания к талантливым детям, имеет право на существование. Более того, он должен быть. Приглашать детей мило, но к этому нужно относиться очень дозированно. Если бы к моменту съемок у меня не было детей, я бы подумал, может, и не стал бы звать маленьких гостей. Но, когда у тебя появляются дети, ты начинаешь по-другому на них смотреть. С этим надо быть очень осторожным, внимательным.

— Есть версия, что мужчины не сразу осознают свое отцовство в отличие от женщин. Не сразу понимают — это мое. У тебя как было?

— Я очень привязан к детям. У меня это произошло сразу. Для меня это чудо с момента их появления на свет. И я никогда не относился к ним, как к собственности. Для меня это самостоятельные личности, я с первых месяцев отношусь к ним с невероятным уважением. С уважением к их мнению, к их мировосприятию. Это непрекращающийся восторг от самого факта их существования в твоей жизни. Мы с Аллой жили очень счастливо до того, как появились Лиза и Гарри, но сейчас наша жизнь настолько изменилась, настолько подчинена этим двум потрясающим созданиям, что я даже не представляю, как же мы жили до этого. Это такое счастье, что у нас с Аллой появились такие родные люди в доме. Все для них!

— Если дети разобьют знаменитую горгулью в замке, ты спокойно к этому отнесешься?

— Вот что угодно! Любой имущественный ущерб от них воспримется как пожелание, чтобы это была самая большая беда в нашей совместной жизни. Я совершенно спокойно отношусь к этому. Я и замок построил во многом из-за его функциональности. Понятно, что мы с Аллой заработали на то, чтобы построить недешевый дом. Но любому другому стилю противопоказан ущерб! Поцарапанные поверхности, трещины, немного сломанные вещи сразу коробят в таком интерьере. В случае со «старинным замком» все это только дает ощущение, что замок старинный. Когда ко мне приходят знакомые дамы на шпильках и спрашивают, нужно ли снимать обувь, я говорю: что вы! Идите, царапайте, трите. Все на благо дома.

«Раньше был не готов к такому шоу»

— Скоро у тебя круглая дата. Это шоу — возрастная история? Ты готов был к такому лет 10 — 15 назад?

— Нет, не готов. Я не готов был к такому ни 10 — 15 лет назад, ни пять лет назад. Как только я почувствовал, что я нуждаюсь в этом, что я хочу самовыражаться именно так, сразу стал предлагать это шоу на Первом канале. Я знал, что Константин Львович примет в этом участие. Мы вместе с нашими авторами сообразили на пятерых. Сидели Константин Эрнст, Юрий Аксюта, я, Антон, Игорь — и мы вместе рассказывали о том, что напридумывали, Эрнст вносил свои предложения. Мы уходили придумывать дальше. И потом снова встречались. Были задействованы мощности канала. И работа над шоу не должна останавливаться! На первых порах программа должна быть и лабораторией. Мы что-то пробуем. Как бы долго ты ни придумывал и ни монтировал, очень многие вещи ты узнаешь, только когда эта программа вышла в эфир и ты посмотрел ее со всей страной. Другого пути нет. Нельзя, сидя на диване или в кабинете, придумать идеальную программу и сразу показать ее зрителям. Тут все в наших руках, в том числе и в руках зрителей. Мы будем развиваться и идти дальше. Хотя у меня есть личный критерий. Я не очень люблю себя смотреть по телевизору, но в данном случае я посмотрел программу уже раз двадцать, честно говоря, еще раз с удовольствием посмотрю. Я становлюсь зрителем, мне смешно. И это для меня главный показатель.

— Ты же лингвист. Как ты решился на название «МаксимМаксим», которое больше напоминает хэштег из Твиттера?

— Я вообще экспериментатор. Люблю играться. На телевидении много авторских программ, и это серьезно сужает поиск названия. Я сейчас имею в виду и «Вечернего Урганта», и «Познера». Мне показалось, что в этом есть ритм: «МаксимМаксим». Есть какая-то провокационность, загадка, в том числе и простота. Посмотрим. Для меня главное, чтобы название было какой-то занозой. Когда с названием все понятно, это название плохое.

Елена Малышева, Максим Галкин

ЕЛЕНА МАЛЫШЕВА, КОТОРУЮ МАКСИМ ЧАСТО ПАРОДИРОВАЛ, СОГЛАСИЛАСЬ ПОУЧАСТВОВАТЬ В ШОУ. ФОТО: INSTAGRAM.COM

— Пулемет максим еще появится в каком-то виде?

— Это пока тайна даже для меня! (Смеется.)

В выпуске: Максим Галкин рассуждает о кризисе среднего возраста, поет с Кристиной Орбакайте, устраивает переполох в шоу «Давай поженимся!», ищет кармическую связь с Дмитрием Дибровым и разбирает тексты песен с Игорем Николаевым.

Похожее видео

Смотреть онлайн

Похожее видео

Премьера шоу Максима Галкина под названием «МаксимМаксим!» состоится на Первом канале 21 мая 2016 года в 23.00

 

Сын генерал-полковника танковых войск, счастливый муж и отец, владелец замка, один из самых рейтинговых телеведущих Первого канала и собирающий полные залы пародист со знанием дела рассказывает о том, как сделать сказку былью.

 

Какие жизненные установки вы получили от родителей?

Первая и главная — любовь к людям. Отец, мать и старший брат никогда не ставили себя выше или ниже остальных людей. Папа, будучи на маршальской должности, не делал различия в общении со своим водителем и с министром обороны. При этом он никогда не принижал себя. Высокомерие — плохо, а самоуничижение паче гордыни, как мы знаем. Здесь светские гуманистические нормы совпадают с религиозными. Конечно, это ощущение сложно поймать. Но через классический завет «Возлюби ближнего своего» можно стремиться к золотой середине. Если ты любишь ближнего, то тебе не придет в голову ни унизить другого, ни унизить себя. Так можно прийти к адекватной самооценке. Вторая установка — тяга к знаниям. Мне и самому нравилось учиться, а кроме того, я видел, что родители много читают, и мы всегда обменивались эмоциями от книг. Очень часто, пока мама готовила на кухне, я зачитывал ей отрывки, которые мне особенно нравились у Джеральда Даррелла или Эрнеста Сетона-Томпсона, и мы вместе смеялись. Кроме того, мама была кандидатом физико-математических наук, у нее был математический склад ума. И у меня до сих пор есть картинка в голове: мне восемь лет, мы едем всей семьей в Крым на машине и играем в то, кто быстрее из четырех цифр автомобильных номеров составит десятку. Нужно было использовать все цифры и любые арифметические действия от сложения до извлечения корня. Если сейчас вы назовете любые четыре цифры, я мгновенно преобразую их в число десять несколькими способами. И третье, за что я благодарен родителям: каждый раз, когда я давал им повод заподозрить себя в каких-либо способностях, они давали возможность мне попробовать свои силы в этом направлении: оплачивали репетитора, находили кружок. Захотелось плавать — я пошел в бассейн. Мама увидела, что я рисую,— нашла подходящую изостудию. У меня было картавое «р», я напевал Эдит Пиаф, не зная слов, поэтому родители предложили учить французский. Но никогда не было слова «надо» по причине, что какое-то занятие модное или все дети это делают. Благодаря этим попыткам определиться со своими талантами к зрелому возрасту я уже знал все свои сильные стороны. Мои родители обладали удивительным даром наблюдательности. У Аллы тоже он сильно развит.

Вы уже сейчас замечаете в ваших детях таланты? 

Да, я вижу, что у моей дочери Лизы аналитический склад ума, а Гарик — абсолютный артист. Он феноменально верит в предлагаемые обстоятельства — то, чему учат в театральном. Может устроить нам с Аллой званый обед, не имея ничего на столе: он заварит чай, изобразит звук бряканья столовых предметов, расскажет, какое блюдо мы едим. Еще хорошо бы научить детей силе воли. Но пока не знаю как — сам я такой ленивый. (Смеется.)

Вам приходилось преодолевать себя? 

У меня никогда не было боязни выходить на сцену. Есть артисты, которые стали мегазвездами через преодоление. Для них выступление — это стресс от начала карьеры и до конца. У меня наоборот: я на сцене всегда чувствую себя лучше, чем в жизни. Хаму в зале я могу ответить, хаму в трамвае — нет. Во время выступлений, стоя перед зрителями, я каждый раз избавлялся от скромности. Можно сказать, сцена для меня — это терапия. Еще важно оставлять пространство вокруг себя — будь то партнерство в жизни или на сцене. Если я выступаю в дуэте, я не тяну одеяло на себя, а всегда работаю на партнера, даже если он не работает на меня. Когда я сижу в зале как зритель, я поддерживаю артиста независимо от того, как я по-человечески отношусь к нему. Я как коллега крикну ему: «Браво!», лишний раз поаплодирую.

При этом вы несколько раз меняли род своей деятельности. 

Чтобы долго оставаться интересным для других людей, нужно быть интересным для себя. Если ты чем-то занимаешься не один год, и даже очень хорошо это делаешь, тебе в какой-то момент становится скучно. Конечно, есть ядерный интерес — веселить людей, это получается у меня лучше всего. Изначально я был пародистом, потом стал пародистом-юмористом, потом телеведущим, потом певцом, а теперь работаю параллельно во всех этих жанрах. Так что мне не скучно, и зрителям, надеюсь, тоже.

Складывается впечатление, что все, о чем вы ни мечтаете, все получаете и реализуете: у вас свой замок, жена — Примадонна, дети, двадцать лет популярности. 

Я люблю мечтать. Но для меня мечта — это не намеченная цель, а процесс, от которого я получаю удовольствие. Абсолютно обломовское состояние. В последние годы мечты — очень хорошее снотворное. А еще они помогают нам оставаться немного детьми, что не вредно, и быть романтиками даже в самом циничном мире.

У вас есть свой рецепт, как научиться мечтать, если разучился?

Абсолютно бесполезно мечтать о том, к чему вы не имеете способностей или от чего не получаете никакого удовольствия. Если вы никогда не писали на полях книг, не делаете интересные твиты, но вдруг решили стать гениальным писателем просто потому, что вам нравятся атрибуты славы и успеха писателей,— вряд ли эта мечта реализуется. Я не мечтал о сцене до момента, пока в первый раз на нее не вышел. Когда я оказался в студенческом театре МГУ, потому что мне было скучно учиться на лингвистическом факультете РГГУ, то обнаружил, что публика хохочет на моих номерах. На первом же моем выступлении я имел громогласный успех. И в тот же вечер я позволил себе мечтать о полных залах. А дальше мечты должны быть самыми сумасшедшими. Сразу скажу, я не мечтал о том, сколько денег буду зарабатывать, в моей голове рисовалась картинка тотальной самореализации. Поскольку я избрал амплуа пародиста, то стал мечтать изобразить тех людей, которых, как мне казалось, невозможно показать с моими способностями. Я вдохновенно думал: «Вот было бы здорово запеть голосом Пугачевой или заговорить голосом Жванецкого». Я представлял, как они же сидят в зале, а значит, я в реальном времени получаю их признание. Потом я понял, что эти мечты могут иметь реализацию, причем буквальную. Материализация происходит уже на недоступном нашему сознанию уровне, поэтому дальше надо думать о чем-то другом. Не надо относиться к мечтам как к инструментам, и тогда их результаты каждый раз будут становиться чудом.

Вы знаете, как избавиться от тревоги?

Представим, что на одной чаше весов наши мечты, чаяния, надежды, на другой — тревоги и страхи. Вторые появляются только тогда, когда ты уже идешь по пути самореализации. Как говорит нам буддизм, когда у тебя нет желаний, у тебя нет никаких страхов. Настоятельно рекомендую не испытывать страхов по поводу работы. Если выбирать между карьерой и семьей, то карьера — это ерунда. Сейчас я смотрю на своих маленьких детей и понимаю, что должен как можно дольше сохранить себя здоровым для них. А все свои профессиональные тревоги лучше перенести на абсолютно другую область. Например, сейчас я переживаю не о том, получится ли у меня новое шоу на Первом канале, а из-за тетрастигмы, которая растет у нас в холле. Она захирела, и вот я думаю, что нужно купить новую, курс сейчас высокий, а ее же нужно везти из Европы, может, захиревшую тетрастигму пересадить? И вот туда скидываю весь психоз. Естественно, что 90% времени я занимаюсь не ею, но переживаю из-за нее. Негатив — это та же энергия, она так же материализуется. И направлять ее на свои страхи, которые связаны с чем-то жизненно важным, не стоит.

Люди, увлеченные своей профессией, часто не умеют отдыхать. Как этому научиться?

Я обожаю проводить время со своей семьей, безумно скучаю по детям, когда не вижу их два часа. Но когда я с ними, в какой-то момент становлюсь уже бездыханным. Дети — это удовольствие, но и работа. Все остальное, что кажется другим титаническим трудом — гастроли, выступления, телевидение, — я делаю в удовольствие. Только не рассказывайте это телевидению, они перестанут мне платить деньги. Честно, я не понимаю, от чего я должен отдохнуть. Сегодня вот сижу, рассказываю, как вам жить, а вы уши развесили, завтра пойду митинговать, чтобы лес рядом с нашим загородным домом не застроили. Ну что, разве я устал? Слава богу, я сам себе хозяин. Сколько у меня будет концертов, куда я поеду и что буду делать, зависит только от меня. Конечно, этот мой рецепт бесполезен для людей, которые работают в коллективе. По-моему, Лев Лещенко говорил: «Мы никогда не работали, мы не знаем».

А как адекватно воспринимать успех, чтобы не сломаться?

Всегда помнить о том, что именно принесло тебе успех. Спустя годы состоявшийся человек начинает думать, что он просто такой крутой. На самом деле в профессии надо постоянно доказывать твое право на статус. Нельзя воспринимать успех как данность. Он не приходит просто потому, что ты — это ты.

Текст: Наталья Наговицына

Источник: http://www.sobaka.ru/city/city/45413 sobaka.ru Все права защищены. ©

Гость - Максим Галкин. Ведущий - Таймур Двидар.

Похожее видео

Мартовский номер журнала "Русский пионер" посвящен теме "Грядущее" . В нем новые и постоянные авторы "РП" рассказали, чем будущее отличается от грядущего, как его правильно воспринимать, чего ожидать и как быстро оно, грядущее, нас настигнет. 

Максим Галкин анализирует будущее с точки зрения профессионального лингвиста, которым он и является, и приходит к тревожным для некоторых других колумнистов "Русского пионера" выводам.

Чтобы увеличить текст - нажмите на фото