Вторник, 08 Октябрь 2013 14:45

Максим Галкин: К рождению детей мы готовились 11 лет

"Максим Галкин - интервью на седьмом небе" - о том, кто встает по ночам к маленьким детям пары, как выбирали имена и почему рожали при помощи суррогатного материнства

"Максим Галкин - интервью на седьмом небе", с таким анонсом вышла в эфир программа Бориса Корчевникова "Прямой эфир" (канал "Россия 1", 7 октября, 18.30). Разговор Максима с телеведущим состоялся рано утром, когда актер вылетал на съемки фильма "Все могут короли" в Киев, где играет главную роль.

Максим Галкин: Я на седьмом небе от счастья уже давно, - так начал разговор Максим Галкин. - Дети родились 18 сентября, конечно, я и до этого предвкушал радость момента. Но это, безусловно, особое ощущение. Думаю, все молодые отцы знают, что это такое, когда ты в первый раз держишь своего ребенка.

Почему понадобилась так долго это скрывать?

Максим Галкин: Для нас было главное - спокойствие детей. Чем дольше это сохраняется в тайне, тем нам спокойнее. Не было цели скрывать факт рождения, но пока не оформили свидетельство, пока не забрали детей из клиники, хотелось, чтобы все было тихо и спокойно.

Какие ощущения, когда ты смотришь на них, на кого они похожи?

Максим Галкин: Девочка похожа на Аллу, мальчик на меня похож. Пока что. Как известно, дети быстро меняются, но на данный момент так.

Имена Елизавета и Гарри откуда возникли?

Максим Галкин: Имена предложила Алла и мне это очень понравилось. У меня не было каких-то своих идей, но я примерно всегда представлял, какие имена мне нравятся… Еще отчество такое получается - Максимович - не всякое имя с ним сочетается. А все-таки Елизавета Максимовна, Гарри Максимович - звучит. К тому же с фамилией очень хорошо сочетается - Гарри Галкин. Хоть сейчас на сцену!

Гарри - это не Игорь?

Максим Галкин: Нет. Мы так и записали в свидетельстве о рождении - Гарри, с двумя "р".

Для вас было сюрпризом, что это будет двойня?

Максим Галкин: На определенной стадии УЗИ показало, что это двойня. Мы были счастливы. Люди, знакомые с процедурой суррогатного материнства и с подсадкой оплодотворенных яйцеклеток, знают, что часто подсаживают несколько оплодотворенных яйцеклеток. В данном случае - две. Потому что неизвестно, сможет ли выжить хоть одна. Врачи предупреждают, что подсаживаются две яйцеклетки и спрашивают, готовы ли вы на это для большего успеха. Мы сказали, что будем счастливы, если будет двойня. Но то, что мальчик и девочка - это не предугадывалось заранее.

А внутренне, когда ты готов был стать отцом? У тебя ведь в доме уже была детская комната?

Максим Галкин: Я вообще люблю детей, я люблю с ними общаться, уделять им внимание. С удовольствием играю и с племянниками, и с дочкой Кристины Клавой.

У вас были переживания, что не получалось долгое время иметь детей?

Максим Галкин: Нет. Переживаний не было. Но и это счастливое рождение не сразу получалось. Я сразу скажу, чтобы было ясно: Алла 11 лет назад заморозила яйцеклетки. Причем мне она сказала об этом только после свадьбы, два года назад. Да, она это сохраняла от меня в тайне. Почему? Это надо у нее спросить, но когда-то давно она подошла к этому вопросу ответственно. Не сразу у нас все получилось с генетическим материалом, но все-таки это случилось. Слава Богу. И благодаря потрясающим врачам, Марку Курцеру и его эмбриологам. Естественно, мы переживали, как все пройдет.

Алла уже тогда, 11 лет назад понимала… Она хотела детей?

Максим Галкин: Она в интервью не раз об этом говорила. У них с Филиппом были попытки, до этого Алла рассказывала, что хотела второго ребенка, пока была в браке с Евгением Болдиным. Это была давняя мечта. И сейчас она очень счастлива, и она - потрясающая мать. Это надо видеть! Она пеленает, она кормит, она встает к ним ночью. И пока дети были в клинике у Курцера, благо, это не далеко от замка, в Лапино - новый его центр, я был на съемках, а она была каждый день там, проводила по три - четыре часа, подобрала двух нянь по рекомендациям, через знакомых. Прекрасно, что нам удалось сохранить это в тайне, чтобы все спокойно прошло. Много врачей было задействовано в процессе, юристов… В ЗАГСе Алла была две недели назад. Как видишь, никакая информация не просочилась. Я в это время был на съемках, отдал Алле паспорт и она получила свидетельство.

Отношения между супругами меняются, когда появляются дети?

Максим Галкин: Детям еще пока совсем мало… Я еще не в курсе. Думаю, что нет.

Были за эти годы моменты, когда казалось, что ваш союз слабеет?

Максим Галкин: Многочисленные слухи, которые в очередной раз вдруг поползли по поводу нашего якобы развода… На фоне того, что мы ожидали детей, представляешь, насколько нелепо они для нас звучали.

Когда вы только ждали детей, как готовились?

Максим Галкин: Заранее готовиться не принято.. Из каких-то, быть может, бытовых, но, тем не менее, суеверий. Страшновато до рождения детей покупать детские вещи... Поиском няни Алла озадачилась еще до рождения детей, а что касается всего остального то, когда уже дети родились, мы сказали нашим близким друзьям, и они радостно побежали покупать все, что нужно. Сразу о рождении узнали мой брат с женой, Кристина с Мишей, Алина - Аллина подруга. Ну, понятно, те, кто работают в доме, они тоже знали.

Что еще поменялось в Алле, кроме бытовой стороны?

Максим Галкин: У нее много беспокойств сейчас, хлопот. Все-таки - крайний раз, когда она занималась ребенком, это было… Считай, сколько Кристине лет. Даже Кристина пришла и говорит, уже не помнит, что нужно в период младенчества. А Клаве будет два года весной. Ребенок растет быстро, как говорится в немецкой пословице: маленькие дети - маленькие заботы, большие дети - большие заботы. Поэтому у Аллы сейчас голова забита этими бытовыми делами.

Что было главным толчком к "делаем"? История Филиппа?

Максим Галкин: Думаю, что это было независимо друг от друга. Филипп рожал в Америке, мы не обменивались медицинским опытом… Филипп тоже обо всем узнал только вчера. Я и Алла, мы были очень рады за Филиппа, но произошло все независимо одно от другого.

Вы долго раздумывали о такой форме - суррогатное материнство?

Максим Галкин: Мы были единодушны и особых сомнений не было. Хотелось иметь детей. Хотелось использовать ту возможность, которую дает современная наука. Как правило, суррогатные матери не в курсе, чьих детей они вынашивают. В 90% случаях суррогатная мать общается с клиникой. Мы сделали все возможное, чтобы у суррогатной матери были все условия, но лично не контактировали.

Но поражает эта цифра - 11 лет. Почему вы так долго шли к этому?

Максим Галкин:  Как я уже говорил, я люблю общаться с детьми, это мое. Если бы я не был артистом, то, возможно, был бы учителем. Что касается отцовства, то, может быть, только сейчас я к этому действительно готов. Морально, материально. Детям есть, где жить, на что жить. И есть чувство взросления, когда ты готов брать на себя ответственность за жизнь двух маленьких созданий.

И все-таки, чья была идея? Кто был инициатором?

Максим Галкин: Сейчас уже точно не могу сказать. Не было никакого сопротивления ни с моей стороны, ни со стороны Аллы. Как-то мы к этому пришли. Мы ко всему как-то приходим легко. Все само собой… Видишь, сидим в самолете, слышен детский плач. Это хорошая примета…

И то, что сейчас ты часто слышишь дома.

Максим Галкин: Они очень тихие дети, если плачут, то только по делу. Если вдруг проснулись и проголодались. А так они не самые громко-крикливые.

А кто все-таки чаще ночами к ним встает?

Максим Галкин: Я с момента, пока родились дети, был дома только две ночи. Сейчас вот улетаю на съемки опять в Житомир. И соответственно встает Алла. У нас система: няня сообщает, что ребенок проснулся, и Алла идет кормить… Я привык жить радостями сегодняшнего дня, для меня главное - наслаждаться отношениями каждый день и благодарить Бога за то, что у тебя есть каждый счастливый день с любимым человеком, с любимыми детьми. Вот это самое главное. Я не привык ни загадывать на будущее, ни делать выводы из прошлого.

Ни разу не было того, что принесло большую боль, что вызвало сожаление даже в этих отношениях?

Максим Галкин: Нет. О чем мне жалеть? Как пела Эдит Пиаф: я ни о чем не жалею. Но у нее трагическая была песня, а у меня счастливая.

От чего бы ты хотел оградить детей?

Максим Галкин: Сложно сказать, от всего детей не оградишь... Я знаю точно, что хотел бы им дать и что буду стараться давать в течение всей своей жизни. В связи с чем - дай Бог мне здоровья… И Алле... Дай бог нам здоровья… Я знаю по себе, что самая надежная защита - это когда человек вырос в атмосфере любви. Я, например, и мой брат Дима, и Кристина - мы выросли в атмосфере любви. И, когда ты растешь вот с этим мощнейшим щитом родительской любви, тебе ничего не страшно. Потому что ты смотришь на этот мир с любовью. Ты привык видеть в людях в первую очередь добро. А ты, что видишь, то и получаешь в жизни. И эта любовь будет их защищать, она их научит, кроме всего прочего, кроме воспитания и образования, кроме материальных благ. Я это могу сравнить с солнечной энергией, если она получена в детстве, то человеку уже ничего не страшно в жизни.

Текст: Оксана Нараленкова
"Российская газета" - www.rg.ru

Медиа

комментарии (2)

  • Комментировать Зулиета Среда, 09 Октябрь 2013 09:50 написал Зулиета

    Максим и Алла Борисовна !!!!!
    От все души желаю Вам ЗДОРОВЬЯ и счастья семейного! Пусть ВСЕВЫШНИЙ даст вам возможность поставить деток на ноги.Максим прав, когда растешь и живешь в любви, то эти дети будут самыми счастливыми людьми!Удачи и благополучия Вам! Храни Вас ГОСПОДЬ!

  • Комментировать Айсулу Вторник, 08 Октябрь 2013 19:05 написал Айсулу

    Максим! Поздравляю!!! Наконец-то это случилось! Я очень- очень рада!

Оставить комментарий