Воскресенье, 03 Март 2013 00:00

Америка Максима Галкина: эксклюзивный репортаж

Три недели популярный артист провел на гастролях в США. HELLO! отправился вслед за ним в Лос-Анджелес и Сан-Франциско, где Максима ждали не только полные залы зрителей, но и веселые приключения.

 

"Привет! Это Максим Галкин, — раздался в телефонной трубке знакомый голос. — Я только что прилетел, сейчас еду в отель. Встретимся вечером в Kodak театре». Собственно ради этих слов мы с фотографом пересекли океан, и в тот момент, сидя в забегаловке на Сансет-бульвар, обсуждали, как будем снимать репортаж о поездке популярного юмориста и телеведущего по Америке. Планов было громадьё, и их выполнение зависело только от наличия у Галкина свободного времени и хорошего настроения.

 

Как и договаривались, вечером мы приехали на Голливудский бульвар к театру Kodak, где у Максима должно было состояться выступление. У входа уже собралась внушительная толпа зрителей. Кто-то стоял в очереди в кассу, кто-то ждал своих друзей и знакомых. В соседнем Китайском театре в это же время проходила премьера очередного голливудского блокбастера, и как нам показалось, народу возле него было немного поменьше.

 

Получив свои пропуска, мы отправились в зал. В тот самый зал, где выступают мировые знаменитости, и, где Американская киноакадемия вручает «Оскара». Только мы успели осмотреться и представить, что Вупи Голдберг произносит со сцены наши имена, а в ответ мы благодарим наших родственников, дорогую редакцию и господа Бога, как появился Максим Галкин. Одетый в светлые льняные брюки и белый пиджак он абсолютно соответствовал духу Лос-Анджелеса: богатый, знаменитый, но при этом совсем без пафоса. То, что потом творил Галкин со зрительным залом, не поддается описанию. Два с половиной часа зрители смеялись без перерыва, из глаз у них катились слезы, кое-кто сполз под кресла... Последний номер мы смотрели уже из-за кулис и наблюдали, как зрительный зал стоя долго аплодировал Максиму.

 

В Лос–Анджелесе Галкин жил в отеле Regent Beverly Wilshire — том самом, где снимался фильм "Красотка" с Джулией Робертс и Ричардом Гиром. И ранним утром, совсем как в кино, ко входу подкатил лимузин, который Максим специально заказал для нашей поездки по городу.

 

«В Лос-Анджелесе я уже третий раз, — рассказывает Галкин пока мы едем в сторону холмов Санта-Моники. — Первый раз приехал 4 года назад. У нас тогда с Аллой Пугачевой был совместный тур: одно отделение она пела, а второе я рассказывал. Со мной еще мама ездила и брат с женой. Мне в Америке многое нравится. И, подозреваю, что может понравиться еще больше, если я проедусь по туристическим маршрутам. Мне бы хотелось добраться до Большого каньона, до горных районов, но пока на это нет времени». Хорошо, что у нас сейчас есть целый день, и мы начинаем нашу фотосессию с пляжа. Какая же «солнечная Калифорния» без океанского побережья? После Санта-Моники отправляемся в Голливуд, в парк развлечений киностудии Universal. Это, пожалуй, самое любимое место Галкина в Лос-Анджелесе. «А мой самый любимый аттракцион в парке — это лабиринт ужасов, — говорит Максим. — Первый раз, я ходил в лабиринт с Аллой Пугачевой, так она сама напугала монстра чуть ли не до полусмерти. На каком-то из поворотов лабиринта она заметила, как тот выскакивает на впереди идущих посетителей, и прыгнула ему на встречу со страшным криком».

 

В этом году лабиринт ужаса превратился для Галкина в лабиринт смеха. «Это прямо сюжет для эстрадного номера! — рассказал Максим, выйдя из тьмы на свет . — Представляешь, заходят сейчас в лабиринт шестеро слепых. Как на картине Босха: первый с палочкой, а остальные держат друг друга за плечо. Монстры, видят, что перед ними слепые, и им ничего другого в голову не приходит, как выпрыгивать и хватать их за разные части тела. Те, идут и повизгивают вроде как от ужаса. С таким же успехом они могли бы дома друг друга хватать за разные части, повизгивать и не тратить деньги. Но Америка – страна равных возможностей. И если уж американские слепые хотят в лабиринт ужаса, то будет им лабиринт!».

 

Вечер наступил незаметно — с побережья подул прохладный ветерок, а предзакатные лучи солнца окрасили все в золотистый оттенок. Пришло время возвращаться в гостиницу. Назавтра нам предстояло отправиться в Сан-Франциско — от Лос-Анджелеса всего полтора часа лета. Там у Максима должен был состояться последний концерт в его американском турне.

 

В Сан-Франциско мы поселились от старинном отеле Fairmont, который сто лет назад чудом уцелел в землетрясении, разрушившем половину города. "У меня из номера как раз открывается вид на мост Золотые ворота, и сегодня нам повезло — нет тумана. Поехали?", — предложил Максим. Но когда мы приехали к мосту, нас ждало разочарование. Нет, тумана не было, но не было его потому, что дул сильный ветер и было очень-очень холодно. Фотографироваться оказалось невозможно — пришлось возвращаться в машину и выбирать новую точку для съемки. На пути обратно в Down Town мы решили заехать в сквер возле Palace Of Fine Arts, где накануне у Галкина был концерт. Если вчера здесь гуляла шумная толпа зрителей, то сегодня — почти никого. Но стоило на отвлечься, как к Максиму подошли три скромных девушки. Сначала все подумали, что за автографами, но они достали фотоаппарат, и вторая мысль была: хотят сфотографироваться с артистом. Почти угадали! Китайские туристки, действительно, хотели сфотографироваться, но только на фоне живописного пруда. Для этого они и протянули Галкину фотоаппарат.

До обеда мы еще успели прогуляться по набережной Embarcadero, по улочкам Down Town, посмотреть на уникальные канатные трамваи и у нас осталось время лишь на интервью. После него у Максима была запланирована встреча с родственниками.

 

Мы поднялись в его номер. Чемоданы уже собраны, с минуты на минуту работник отеля отнесет их вниз. Максим вообще быстро собирается — привычка много гастролирующего артиста. "Перед 20-ти дневной поездкой в Америку я собрался за полтора часа, — рассказывает он. — И это при том, что взял не так уж мало — два больших чемодана и два кофра. Просто, когда ты ездишь куда-нибудь по 10 раз в месяц, сбор чемоданов становится таким же обыденным делом, как чистка зубов ".

— Ты, наверное, объездил с гастролями весь земной шар?

— Не-е-е-ет! Что ты!

— Разве еще остались такие места, где нет людей говорящих по-русски?

— Есть места, где нет такого количества русскоязычной публики, чтобы заполнять концертные залы. С гастролями за я был в США, Канаде, Израиле, Германии, Австралии и Новой Зеландии. Естественно, объездил все бывшие советские республики, все более-менее крупные российские города, да и некрупные тоже. Так что попутешествовал немало. О многих городах имею свои впечатления. У меня ведь память хорошая, поэтому единожды побывав в городе, я запоминаю расположение улиц, каких-то достопримечательностей... И, приезжая вновь на гастроли года через 2-3, мне не составляет труда вспомнить где что находится. Без карты, без предварительной подготовки. Другими словами топографическим кретинизмом я не страдаю.

— Тебе несложно ориентироваться за границей, потому что ты знаешь несколько языков.

— Как показывает практика, знание языков совсем необязательно. Так как Америка — страна эмигрантов, то тут легко можно объяснятся жестами. Это не Франция, где желательно знать французский, потому что по-английски либо не говорят, либо не хотят говорить

— Еще тебе хорошо за границей гулять, потому что тебя здесь поклонники на улицах не одолевают.

— Ага, как бы не так. Наши люди узнают меня везде! Но в Америке, действительно, поспокойнее. В Германии хуже. В Берлине невозможно ходить по центру города, потому что такое впечатление, что там только наши. И если уж они тебя узнали, могут преследовать несколько кварталов. Так иногда и хочется сказать: "Нам же не по пути!" Но боишься получить в ответ: "Ничего, я с вами пройдусь". Все в том же Берлине был со мной забавный случай. Иду, значит, по улице, разговариваю по телефону, и попадаю в поле зрения компании русских девчонок. Они меня узнали, и давай как акулы, нарезать круги. Пока я им не предложил: «Может, вам, девушки, автограф?» Одной дал, второй, третьей, а потом смотрю, уже не русские девушки за автографами подходят, а турецкие рабочие. Они вообще не знали ни кто я, ни чем занимаюсь, но, видя, что какая-то халява пошла, на всякий случай присоединились.

— Что за родственники у тебя в Америке?

— Неподалеку от Сан-Франциско в Сан-Хосе живет мой двоюродный дядя по маминой линии. У нас с ним очень близкие отношения. С тех пор, как в начале 90-х он уехал из России, я стараюсь в каждый свой приезд выделять несколько выходных дней, чтобы провести их с ним. По профессии дядя связист, но всегда увлекался каратэ. Хотя, что значит увлекался? Он увлекается каратэ так же, как я увлекаюсь эстрадой.

— То есть?

— Сегодня то, что много лет назад было увлечением, стало его работой. Он начал заниматься каратэ еще тогда, когда оно в Советском союзе существовало на полулегальном положении, и достиг очень высокого уровня. У него был черный пояс, второй дан, и собственная секция, куда, кстати, и я ходил пару лет. Приехав в США, дядя основал свою школу, которая оказалась очень успешной. Его ученики каждый год завоевывают медали на чемпионате мира в Лас-Вегасе.

— Что тебя ждет в Москве, какие планы на лето?

—Ну, у меня на лето не так много запланировано: телевизионные съемки, несколько концертов, выступления в курортных городах… и хозяйственные хлопоты. Я же давно купил квартиру в центре Москвы. Уже ездил смотреть — стены на месте. Теперь надо покупать плитку, краску, сантехнику, мебель. А еще, как ты, наверное, знаешь я загородный дом строю…

—Да, про то, как ты обрастаешь недвижимостью в газетах много писали.

— Да-а-а-а! Но пока видишь, какая у меня недвижимость (разводит руками, показывая на гостиничный номер). В Москве я до сих пор живу в старой квартире родителей.

— Для тебя вообще важно ощущение собственного дома?

— Да, мне хочется иметь свой угол. И, как человек увлекающийся я заразился всем этим строительством. У меня, конечно, есть люди, которые разработали дизайн интерьеров, но отдать им все на откуп не могу. Сам хожу по магазинам, выбираю. В конце концов, мне с этим жить, а не дизайнерам! А чем ближе к мебели и бытовой технике, тем больше нужно сил и времени. Мне в Америке очень нравится подход к дизайну интерьеров. Я журналов разных прикупил, идеи новые появились, приеду – буду воплощать в жизнь.

 

Тут у Галкина зазвонил телефон. Дядя уже подъезжал к гостинице, и нужно было сворачивать разговор. Мы вышли на улицу, чтобы сделать последние кадры: Максим с дядей и его женой, Максим кладет вещи в багажник, Максим машет нам рукой из окна автомобиля. Наша работа закончена. Мы с фотографом отправляемся в Москву, а Галкину предстоит отдых в семейном кругу. В том самом кругу, про который он говорил в нашем предыдущем интервью: «Только здесь я могу по-настоящему расслабиться, и просто быть самим собой».

Оставить комментарий