Официальный сайт Максима Галкина Максим Галкин: «Мне рано бояться кризиса среднего возраста!»
Среда, 17 Апрель 2013 19:19

Максим Галкин: «Мне рано бояться кризиса среднего возраста!»

Павел САДКОВ / "Комсомольская правда" за 17 апреля 2013 

Популярный артист пригласил «Комсомолку» в свой замок

- Обещаю! Заголовок будет не про замок! - торжественно поклялся я.

- Приезжай в гости, поговорим, - Максим засмеялся.

- В замок? - Скрыть восторг у меня явно не получилось. - Ну даже не знаю... Мне это так неудобно... Ну ладно...

Бросив коня у обочины, доблестный рыцарь отправился к замковым воротам и трижды ударил в них тупой стороной копья. Седой воин грозно спросил «Кто там?» и неторопливо открыл дверь с домофоном... Послышались гулкие шаги...

- Чаю хотите? Максим сейчас подойдет, - это домоправительница Ирина Викторовна показывает свой мини-замок, где сидит охрана и обслуживающий персонал.

А вот и Максим. Я жадно оглядываюсь по сторонам, пытаясь запомнить как можно больше деталей - понятно же, знакомые будут рвать на части расспросами! А фото мы договорились не делать. Вот рисунок на стене веранды, где хозяин с Аллой Борисовной изображены в виде средневековых вельмож, вот переходы, лесенки, окна с витражами... Я напоминал соседа, заглянувшего за солью и разглядывающего интерьер. Жалкая роль...

- Хочешь прогуляться? - без труда разгадал мои глубокие душевные порывы Максим.

- Да, - гордо ответил я, предав идеалы презрения ко всему земному. Охотно предав.

А живем мы в сказке...

Мы двигались по живописной тропинке среди вековых деревьев с видами на раздольные поля, высокие леса и так далее по сказочному списку. Замок, который должен был казаться странным явлением среди подмосковных просторов, оказался стильным, уместным и в меру роскошным домом. И тем не менее мои искренние «о!», «ух ты!», «ничего себе!» и «вау!» вырывались с неприличной частотой.

- Странный вопрос после всего увиденного... Роскошь не мешает творческому процессу?

- Творческому процессу всю жизнь, независимо от уровня благополучия, мешают свойства характера. Например, лень. Когда я открыл в себе возможность придумывать что-то смешное и впервые написал - было здорово! Но потом неизбежно появляется обязаловка. Надо оправдывать ожидания, а значит, в чем-то бороться с собой. Это не отменяет радости от выступлений и результатов трудов. Но сами труды остаются трудами.

- Было бы ради чего трудиться...

- Можно мотивировать себя чем угодно: зарабатыванием денег на постройку дома или удовлетворением тщеславия. Лень все равно остается... Но есть ответственность перед зрителем, невозможность уронить планку... Конечно, когда ты никому не известен, а это, как правило, совпадает с отсутствием того самого благополучия, тебе гораздо легче. Но не потому, что у тебя нет дорогой машины и денег и у тебя якобы есть стимул чего-то добиваться. Нет! Я не столько добивался известности, сколько искал способы самовыражения. Но я, конечно, рад, что успеху сопутствует финансовое благополучие.

Дизайнерские сны

Амфитеатр на склоне перед замком Максим, по его словам, придумал сам. Вернее, это решение проблемы приснилось артисту. Проблема - как прикрыть дворик перед замком, сделать уютнее, не испортив вид и не потеряв возможности этим видом любоваться. В результате, если подняться по ступенькам, и замок видно, и поля с лесами.

- Ты допускаешь, что будешь заниматься чем-то другим? Скажем, писать книги по искусству?

- Я ужасно не люблю быть одним из многих. Сейчас очень много шутят, а юмор и развлекаловка стали общим местом. Когда так много юморят, вдруг хочется стать серьезным. И не потому, что не получается смешить, получается и замечательно, как бы это нескромно ни звучало. Зритель-то смеется - живой, настоящий зритель. Но хочется пробовать себя в чем-то другом.

- Гамлета хочешь сыграть?

- Нет. Я никогда не относился к тем артистам, которым тесно в эстрадном жанре и они считают, что их комический образ забивает в них трагика. Сейчас многие молодые артисты (они не по возрасту моложе меня, а по выслуге лет), получив популярность, становятся дико серьезными. И начинают себя пробовать в серьезных жанрах, не имея к этому никакого предрасположения. Одно дело, когда великого драматического актера увидели в Юрии Никулине, другое, когда комик от нечего делать начинает сниматься в трагических фильмах... У меня никогда не было тоски по серьезке. Хотя такой классик, как Геннадий Хазанов, очень органично вписался в серьезный жанр... Тут все очень индивидуально.

- А ты где хочешь себя попробовать?

- У меня есть желание писать. Не потому что я хочу создать какую-то замечательную книгу, стать известным писателем и прославиться. Хотя и не против такого варианта развития событий. Но я чувствую, что у меня это получается. И мне любопытно, как далеко я могу уйти по этой дороге.

- Ты ведешь колонку в «Комсомольской правде». Пишешь о жизни. И получаешь в основном положительные отклики...

- Ну я тоже вызываю у кого-то агрессию! Многое от темы зависит... Да, колонка в «КП» - это один из способов борьбы с ленью. Обязанность перед газетой, еженедельный ритм меня организуют. А для того чтобы когда-либо написать что-нибудь стоящее, надо постоянно тренировать эту мышцу. У меня много мыслей, которые трудно упаковать в тот формат, в котором я выступаю, но которые я хочу донести и до тех, кто знает меня, и до тех, кто никогда меня не слышал.

Флаги на башнях...

Я напросился посмотреть башенку замка. Проходим мимо кухни и курительной с пышными диванами и атмосферой аристократического клуба. Лифт, отделанный деревом, везет на пятый этаж, там по винтовой лестнице добираемся до смотровой площадки.

- Альпиниста не урони (мы переступаем через трос - идут какие-то работы. - Авт.). Вот ради этого я и строил замок - смотри!

Смотрю. Башня возвышается над деревней Грязь и всем миром на 22 метра, а если взять перепад высот - на все тридцать. Считай, высота 10-этажного дома. Активно охаю и ахаю. Но, спускаясь в дом, я нахожу силы продолжить разговор.

- Что у тебя с кризисом среднего возраста? Самое время...

- Есть много состояний, которые мы принимаем за кризис среднего возраста. На меня часто накатывает что-то, я думаю, может, это он? Но как понять, он или нет? По возрасту, я думаю, еще рано. С другой стороны, возможно, у меня он ранний, так как я уже много сделал за свою жизнь. Но основа этого душевного заболевания - ощущение, что ты что-то не сделал в жизни и уже не успеешь. Вот этого у меня нет. Но, безусловно, бывают состояния депрессии, уныния, желание двигаться вперед. Есть какие-то объективные проблемы, преграды. И есть нежелание бороться с этими преградами. Но я думаю, это все-таки хандра, а не кризис среднего возраста.

- Ты принципиально не регистрируешься в соцсетях. При том что поддельных Максимов Галкиных там десятки! Что за ретроградство?

- Да, я ничего не писал своей рукой в Сети и не хочу. Обычно известные люди используют соцсети, чтобы о них писали. Но у меня нет недостатка в публикациях. И мне не хочется, чтобы их было больше. Говорят, что это помогает делу, но моему только вредит.

- То есть ты на стороне своих коллег, которые требуют «спасти их от прессы»? (С жестким заявлением недавно выступили Стас Михайлов, Григорий Лепс и Валерий Меладзе.)

- На самом деле я не принимаю риторику ни с той, ни с другой стороны. Я стал известен широкому зрителю благодаря телевидению. Не скажу, что пресса тут сыграла решающую роль. Но и жалоб от артистов я не понимаю. Если те же папарацци сделали свой моральный выбор и подглядывают за чужой жизнью - я не могу лишать их хлеба. Уж кому как не мне с Аллой в нашей стране жаловаться на журналистов. Если я посчитаю, что кто-то нарушил закон, так меня преследовал, что это угрожало моей жизни и т. д. и т. п., я подам в суд. Но, если я известный человек и я сижу на пляже, а в 10 метрах стоит папарацци, я не имею права запретить меня фотографировать. Поэтому я выберу пляж, куда пускают не всех.

- Но ты сам рассказывал, что вокруг твоего замка постоянно стоят люди с камерами.

- Да наплевать! Дерево стоит или фотограф. Мне нечего скрывать. Если я хочу, чтобы мероприятие, проходящее на моем участке, не было снято со всех углов, я найму охранников, которые будут запрещать людям лезть на мой забор, ставить на мой забор фотоаппарат. Или поставлю ширму большую. Нарушат - в суд!

- Если бы у нас работали законы - цены твоей позиции не было бы!

- Да, это понятно, но, к сожалению, законы не работают по отношению и к журналистам, и ко мне. Мы в равных условиях. Но я не буду осуждать коллег, потому что у людей разная психика, предел терпения, порог боли... Гриша, Валера и Стас нанесли какой-то ответный удар. У вас есть разные журналисты, а у нас есть не самые терпеливые артисты. Молодцы, что пошли. Но я бы так не стал делать.

У парадного подъезда

Прогулявшись, мы подходим к центральному входу. Мне приходилось видеть замки и дворцы. Но тут любой комментарий без выражения «ёшкин кот!» даже отчасти не передаст всей гаммы чувств. Стеклянная витрина в несколько метров, среди каменных стен и навесов бронзовые гаргульи и невероятных размеров люстра и лестница за стеклом... Максим хозяйственно рассказывает о том, какие сложности возникали при установке гаргулий, о том, какой бронза капризный материал, а я кручу головой и несу какую-то нелепицу...

- Дом Майкла Джексона, как и виллы других суперзвезд, огорожен трехметровой стеной из зелени. У тебя все открыто...

- У меня с соседями нет проблем. Они ведут себя очень корректно. А когда у меня проходил какой-то праздник, я поставил мощные прожекторы, которые были направлены на те места в заборе, откуда снимали. Свет мешает качеству фотографий. Я эту идею взял из «Кто хочет стать миллионером?». У нас была световая завеса, чтобы зрители не подсказывали игроку.

- Во время домашних посиделок ты скорее тамада или тихий и серьезный?

- Если я пригласил гостей, значит, я активный шутник, я развлекаю гостей. Я хозяин дома, соответственно я должен сделать так, чтобы гостям было хорошо. Это в гостях можно сидеть тихо и незаметно. Но у себя дома мне комфортно. Тут я по-другому шучу, это же все свои люди, это совершенно другие рассказы. Я в принципе человек, из которого рвется «шутка юмора». Если у меня долго нет концерта, нахожу двух человек и рассказываю, рассказываю... Тут же автоматически вспоминаются какие-то истории.

- Правда, что ты должен был судить «Один в один»?

- Да, но проект планировали в то же время, что и «Фактор А», и я отказался.

- Не боишься, что участники «Фактора», «Голоса» потеснят нынешних звезд?

- Мне в принципе нравится формат таких конкурсов. Интересен талант, его развитие, взаимодействие с жюри... Но надо понимать, что каналу важнее сам проект, а не «кузница кадров». Грубо говоря, телевизионщиков не интересует дальнейшая судьба участников. Тебе дали шанс, а воспользовался ты им или нет - твое личное дело. У Аллы, например, высокая степень ответственности за тех, кто был в проекте. Поэтому она продолжает всегда опекать, помогать словом, делом, финансами, связями... Но даже Алла не способна заставить людей полюбить артиста. Надо же понимать, что проект заточен на то, чтобы доказать зрителю - перед вами звезда! А когда ребята сталкиваются с реальностью, оказывается, что одного только голоса мало. Это десятая часть того, что нужно, если не меньше. Кроме голоса, нужен артистизм, обаяние, мозги (либо свои, либо продюсера), сексуальность, жизненный опыт, чтобы было что сказать зрителю, с чем выйти. Плюс еще неизвестный компонент, «секретная добавка», загадка, которую зачастую до конца жизни артиста не могут разгадать... Заканчивается проект, и все удивляются - где же звезды? Наверное, эти злыдни-артисты всех зажимают.

- Так известно же, что Пугачева никого в шоу-бизнес не пускает!

- Это самый распространенный штамп. Я знаю, скольким Алла помогла в своей жизни. Она не всегда это говорит, она по природе своей не любит рассказывать о своих добрых делах. Но чтобы она кому-то помешала - да никогда в жизни! И зачем? Когда у тебя есть талант, на хрена это надо, зажимать других? Это бездарные зажимают, чтобы их бездарность не была видна на фоне талантов. Посмотри, какое сейчас расслоение общества! Есть интернет-аудитория и телеаудитория... Но ты с трудом найдешь человека, который меня не знает или Колю Баскова. А уже молодых знают либо одни, либо другие. Мне повезло, я успел стать популярным, пока мы еще были если не одной страной, но странами с одной культурой. А сейчас у всех свои погремушки...

Я спросил у галки...

С уникальностью в этом доме все в порядке. Пока я стою перед парадной лестницей, слушая про гобелены, мраморные скульптуры, бронзовые фонтанчики, Максим подает тапочки, и мы проходим в каминный зал. Это Максим его так запросто называет. Хотя я бы сказал рыцарский. Или даже тронный. Камин, столы из дуба, стулья, на кожаных спинках которых выбит легко узнаваемый силуэт замка и девиз La Pierre Blanche (белый камень - фр.). Брошенная партия в нарды, книга по искусству, диски... Максим показывает планшет с управлением «умным домом» - нажатием кнопки можно включить свет в любой комнате, приглушить люстру, включить музыку, радио, обогрев и еще бог знает что... Я, конечно, не удержался и попросил Максима включить радио «Комсомольская правда». Услышав родные голоса, стал спокойнее...

- То, что ты построил замок, все равно в голове не укладывается, правда!

- Постройка такого дома для меня - это творческий акт. Мне просто скучно строить обычный дом. Делать что-то только потому, что это дорого или модно. Мне неинтересен японский минимализм или что-то в этом роде… Живопись, которую я собираю, должна радовать глаз. Вид из окна должен повышать настроение. Я не хочу смотреть на принт Энди Уорхола только потому, что кто-то решил, что это модно. И мне по барабану, кто и что подумает. Многие люди думают, что я эпатажный, потому что я выбиваюсь из общего числа. Но я это делаю не потому, что хочу доказать «я не такой, как все». Многие обсуждают мой дом, часто несправедливо, основываясь на неправильных ракурсах фото, попадающих в прессу. Но я никому не хочу доказывать, что дом у меня замечательный! Мне важно, чтобы так думала Алла, мои близкие, друзья... Я не держусь за популярность. Говорят, что это наркотик, что я сейчас так говорю, потому что известный. Ничего подобного! Никогда в моей голове не было зацикленности на том, что если не сцена - то все. Хотя, конечно, я привык к определенному образу жизни.

- Но ты по-другому и не жил! Как ты можешь делать выводы?

- Жил! Я открыл глаза и уже жил. Я был обычным студентом и никогда серьезно не думал, что буду прилично зарабатывать. И если сейчас из моей жизни уйдет популярность - я не буду биться лбом! Нет ничего более временного, чем слава. Приходят новые герои. Становятся модными.

- Алла Борисовна наглядно показывает, что есть популярность на десятилетия.

- И что? Она кинулась в соцсети ее поддерживать? Она просто ушла со сцены и все. Потому что она считает, что все, что могла, она сделала. У нее есть возможность не работать, в том числе и потому, что я работаю. И она не страдает от этого. Но Алла уникум...

Мы распрощались, я вышел на улицу и увидел каких-то птиц. Максим говорил - это галки. Я думал, привирает... Ну там - у Галкина живут галки... А теперь думаю - все может быть. Только как теперь придумать заголовок не про замок?

Личное дело

Максим ГАЛКИН - родился 18 июня 1976 года.

Актер, пародист, юморист, телеведущий, певец. Женат. Владелец едва ли не единственного в Подмосковье замка.

комментарии (3)

  • Комментировать Лолита Вторник, 07 Май 2013 18:24 написал Лолита

    ВСЕГДА Л....Ю АллУ И МАКСима !!

  • Комментировать ильнур юламанов Четверг, 02 Май 2013 22:28 написал ильнур юламанов

    молодец максим!всего добился только своим чисто талантом.уважение только к вам!

  • Комментировать Алена Киселева Понедельник, 22 Апрель 2013 16:48 написал Алена Киселева

    +5 За такое замечательное сооружение! Очень красиво и изысканно. (3 поколения архитекторов моей семьи, в моем лице - сказали:"Молодец!").
    А то ведь как посмотришь на скворечники и будки за миллионы, становится обидно. Безвкусные дома выдают в хозяевах скупердяев: на дом деньги были, а на архитекторе и дизайнерах - сэкономили(((

Оставить комментарий